Я люблю тебя, Жизнь,
      и надеюсь, что это взаимно!






Смотрите авторскую программу Дмитрия Гордона

22 - 28 мая


Tonis
  • Владимир БЫСТРЯКОВ: 22 мая (I часть), 23 мая (II часть) и 24 мая (III часть) в 19-05
  • Олег МИТЯЕВ: 25 мая (III часть) в 19-05
  • Сергей МАКОВЕЦКИЙ: 26 мая в 19-05
    Центральный канал
  • Александр ЧУБАРОВ: 27 мая (III часть) в 16-30 и 28 мая (IV часть) в 16-25








  • 20 апреля 2017

    Политолог Станислав БЕЛКОВСКИЙ: «Приоритетным кандидатом в наследники Путина считается не Медведев, а Алексей Дюмин — бывший охранник президента, спасший его, по собственному признанию, от медведя. Дюмин был топ-менеджером проекта аннексии Крыма, а сейчас губернатор Тульской области»



    (Продолжение. Начало в № 15)
     
    «В ОРГАНИЗАЦИИ КОРРУПЦИИ ПУТИН И НА ЗАПАДЕ ПРЕУСПЕЛ, ПОТОМУ ЧТО, КОГДА ТЕБЕ ВЗЯТКУ В 10 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ ДАЮТ, ТЫ МОЖЕШЬ СПОКОЙНО ОТКАЗАТЬСЯ, НО КОГДА 10 МИЛЛИОНОВ НАЛИЧНЫМИ ПРЕДЛАГАЮТ, А ТЫ ТАКОЙ СУММЫ В ЖИЗНИ НЕ ВИДЕЛ... БОЛЕЕ ТОГО, НИКОГДА НЕ ПРЕДПОЛАГАЛ, ЧТО ОНА МОЖЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ В ВИДЕ ПАЧЕК, АККУРАТНО УЛОЖЕННЫХ В ЧЕМОДАНЕ...»

    — Для меня долго оставалось загадкой, как великий немецкий народ, подаривший миру столько гениев науки, культуры и так далее, гитлеровцам удалось зомбировать до такой степени, что он стал зверем, а теперь не могу понять, что с русским народом случилось. Никогда не мог предположить, что в нем можно такую ненависть к Украине, ко всему украинскому посеять, — у меня просто в голове не укладывается, как умнейшие, образованнейшие люди, которые имеют доступ к интернету и возможность разные точки зрения оценить, могли безоговорочно поверить оголтелой кремлевской пропаганде. Многие мои друзья сегодня настолько ею зомбированы, что разговаривать с ними невозможно и бесполезно. Почему так произошло? Может, над ними галлюциногены какие-то распыляют?

    — Это фантомные имперские боли — они существуют во всем русском народе, в том числе и в элитах, которые не могут себе простить, что империю потеряли, причем одни едят себя поедом сознательно, другие — бессознательно, но когда к этим фантомным болям апелляция на уровне бессознательности идет, они всплывают на поверхность, выходят в сознание.

    — Откуда же в российском медиапространстве появляются такие персонажи, как байкер Хирург, Вика Цыганова и им подобные? Почему такая пена всплывает и кто ее искусственно наверх продвигает?

    — Они, эти персонажи, существовали всегда, причем не в качестве какого-то идеологического субъекта или фактора, а как конъюнктурные элементы, которые вписываются в любую конструкцию, как кусочек пазла. Сейчас они в эту встроились... Помню, в свое время, когда из тюрьмы в депутаты Государственной думы одиозный полковник ГРУ Владимир Квачков баллотировался...

    — ...тот, который Анатолия Чубайса чуть не угробил...

    — Да, якобы, но, так это или нет, на самом деле, неизвестно. Я, в общем, его избирательной кампании помогал, и там был минимальный бюджет, который Квачкову его сокамерник-бизнесмен выделил, поэтому все основные мероприятия проводились бес­платно. Все, кроме одного — концерта Вики Цыгановой, которая как личный друг полковника Квачкова позиционировалась. Несмотря на это, более половины бюджета было съедено именно ею...

    — ...по дружбе...

    — Да, так что это люди, на которых пробы ставить негде. Сейчас они в этом качестве востребованы и действуют соответственно — вот байкер Хирург...

    — ...в миру недоучившийся медик Александр Залдостанов...

    — ...со своим клубом «Ночные волки» гору Гасфорта в Севастополе получил. Вот для чего они нужны самим себе. Зачем они Владимиру Путину? А он, понимаете, играет, развлекается с людьми точно так же, как охотник с животными — перед тем, как меткий выстрел сделать! Владимир Владимирович как бы через прицел своих представлений о человеческой безнравственности на них смотрит, в этом смысле он нанодьявол такой. «Я, — говорит, — из вас ваши пороки достану, сыграю на них, и возразить вы не сможете». Он по этой части — в организации коррупции — и на Западе преуспел, потому что, когда тебе взятку в 10 тысяч долларов дают, ты можешь спокойно отказаться, но когда 10 миллионов наличными предлагают, а ты такой суммы в жизни не видел... Более того, никогда не предполагал, что она может существовать в виде пачек, аккуратно уложенных в чемодане...

    — ...попробуй откажись...

    — Тут устояли немногие. Путин как бы пытается всему миру, своей стране, да и самому себе доказать, что человек порочен в принципе. Чтобы противостоять искушениям, он должен быть или Махатмой Ганди, или матерью Терезой — именно поэтому в риторике и самого Путина, и его приближенных эти образы так часто всплывают, опять же неосознанно. Вот постоянный представитель России при ООН ныне покойный Виталий Чуркин кричал на американского представителя Саманту Пауэр, когда она пыталась пристыдить Россию и сирийские власти за преступления, совершаемые в Алеппо: «Что вы из себя мать Терезу изображаете?». Дескать, мы все жулики, только одни — богатые и могущественные, а другие — нет, а богатый и могущественный жулик перед малоимущим и не могущественным всегда преимущество имеет. Это вот месседж, который Путин посылает своим элитам, своему народу и всему миру.

    «ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ СЫГРАЛ СВОЮ РОЛЬ НАНОДЬЯВОЛА, ДОКАЗАВ, ЧТО УБЕЖДЕНИЯ СТОЯТ НЕ ДОРОЖЕ ТЕХ ДЕНЕГ, КОТОРЫЕ ЧЕЛОВЕК ГОТОВ ЗАПЛАТИТЬ ЗА ОТКАЗ ОТ НИХ» 

    — Я часто Владимира Ильича Ленина вспоминаю, который написал Горькому, что интеллигенция — это не мозг нации, а ее говно: его уничижительная, но очень точная оценка в который уже раз подтвердились. Боже мой, представители российской интеллигенции, которые были символами, кумирами и приближали падение советского строя, на которых в свое время буквально молились, вдруг стали рьяными приверженцами путинского режима и аннексию Крыма, войну против Украины поддерживают — почему это стало возможным?

    — Потому что этих людей Владимир Владимирович облагодетельствовал — опять же сыграв свою роль нанодьявола и доказав, что убеждения стоят не дороже тех денег, которые он готов заплатить за отказ от них.

    — Вам горько сознавать, что в России такая интеллигенция?

    — Нет, потому что она такой всегда была, и при советской власти. Борцов уровня академика Сахарова были единицы, просто так история развернулась, что Советский Союз рухнул, но это не благодаря интеллигенции случилось, а в силу объективных исторических процессов. Так будет и сейчас: конечно, вся эта система рухнет — вопрос: когда? Развалится она под грузом собственных внутренних противоречий и в первую очередь — катастрофического отставания от современного мира, где правят уже идеи и технологии, а не грубая физическая сила, где мягкая власть становится гораздо важнее жесткой, где сталинский вопрос: «А сколько у Папы Римского дивизий?» — уже не уместен.

    Он и в 1944-м был относительно уместен — тогда, говорят, Папа Пий ХII Сталину через Уинстона Черчилля ответил: «Можете передать моему сыну Иосифу, что с моими дивизиями он встретится на небесах», так вот, отставание от современного мира и его принципов, его идеалов в конце концов нынешний режим погубит, но не интеллигенция сыграет в этом решающую роль.

    — Вы сказали: «Отношения с Путиным у меня, как у Леонардо да Винчи с Джокондой» — что вы имели в виду?

    — По одной из версий Джоконда является автопортретом Леонардо да Винчи в определенном образе, и поэтому... Я тоже пишу портрет: Владимир Владимирович как бы моя модель, но мой герой — не настоящий Путин (настоящий в Кремле!), а художественный образ, которым я занимаюсь.

    — Нынешний российский президент, на ваш взгляд, выдающийся человек, неординарный?

    — Безусловно, иначе удерживать власть в России 17 лет он не смог бы.

    — Вас не удивляет, что невзрачный субъект, появившийся, в общем-то, в Кремле случайно, оказался таким жест­ким и по-византийски хитрым?

    — А он таким и был, и, собственно, по этим критериям Борисом Ельциным и отобран. Понимаете, чтобы стать нанодьяволом, нужно все-таки быть выдающимся человеком, а не простым обывателем.

    — Как бы вы несколькими словами его охарактеризовали?

    — Путин по зороастрийскому гороскопу Барсук — это типаж очень скрытный, мнительный, сидящий у себя в норе, не говорящий о своих планах никому, даже ближайшим людям, и, добавлю, в системе КГБ СССР, когда там работал, он был очень хорошим вербовщиком, потому что идеально умеет играть на человеческих слабостях и пороках.

    — Путин — искренний патриот России или он патриот своих денег?

    — Для него это одно и то же. Еще в 2015 году тогдашний первый заместитель Администрации президента, а сейчас спикер Государственной думы Вячеслав Володин сформулировал национальную идею: «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России». Путин — патриот России в той мере, в которой отождествляет ее с собой.

    — Тем не менее вы утверждаете, что «Путин империю добивает, а не восстанавливает»...

    — Конечно — если бы восстанавливал, заботился бы о том, чтобы с помощью интеллектуальных, моральных и культурных образцов интегрировать Украину, прижать ее к любящей груди, а не оттяпать у нее Крым и так далее... Сегодня Путина не любят элиты во всех постсоветских странах — влиять на них он может силой денег или оружия, но не моральным или интеллектуальным примером, на базе которых, собственно, и создаются империи.

    — Вам не кажется иногда, что Путин — агент ЦРУ, потому что его действия ведут к развалу России?

    — Нет, он агент не ЦРУ, а самого себя. Владимир Владимирович полностью окуклился, и в этом смысле обратной связи с реальностью у него нет — он не может быть чьим-либо агентом, потому что ощущает себя царем Ассаргадоном из известного стихотворения Валерия Яковлевича Брюсова:

    Я — вождь земных царей и царь 
    Ассаргадон.
    Владыки и вожди, вам говорю я: горе!

    И завершается оно словами:

    И вот стою один, величьем упоен,
    Я, вождь земных царей и царь — 
    Ассаргадон.

    Нет, Путин абсолютно одинок — как в позитивном, так и в негативном смысле.

    — Друзья обижаются на него за то, что в санкции их втравил?

    — Да. Не все, но многие...

    — Так все хорошо было, и на тебе...

    — Это все так, но обижаться — одно, а противостоять этому — другое. К активному противоборству никто в окружении президента, по-моему, не готов, но если я их недооцениваю, мы узнаем об этом не раньше, чем подспудный конфликт даст какие-то плоды, то есть нам станет известно о том, что кто-то хочет устроить государственный переворот, когда он произойдет.

    «НИКТО ЯНУКОВИЧА НЕ ПРОГОНЯЛ — ОБУЯННЫЙ УЖАСОМ ПЕРЕД СТРАШНОЙ ТОЛПОЙ, КОТОРАЯ СЕЙЧАС ПРИДЕТ В МЕЖИГОРЬЕ ЕГО ЛИНЧЕВАТЬ, ОН СБЕЖАЛ САМ» 

    — Вы хорошо знаете историю и, конечно же, в курсе, как шел к абсолютной власти Сталин и чем он в результате закончил. Путина такой же финал может ждать?

    — Конечно. Не говорю, что так будет, но этого не исключаю, особенно если начнется новый виток закручивания гаек, включая ограничения интернета, — это будет очередным импульсом к реализации такого рода сценария.

    — Многие видят в Михаиле Ходорков­ском реальную альтернативу Путину — почему он, кстати, экс-главу «ЮКОСа» отпустил?

    — Как ни странно, официальная версия верна: Владимир Владимирович действительно сентиментально отреагировал на просьбу отпустить Ходорковского к смертельно больной матери, но главное, естественно, он перестал своего узника бояться, посчитал, что Ходорковский более ему ничем не опасен. Ну и привнесенные факторы есть... Конечно, перед Олимпиадой-2014 в Сочи Путин хотел выстроить новые редуты отношений с Западом, помириться с ним окончательно, а вышло все наоборот — окончательно с североатлантическим миром разругался, потому что... Ну, мы еще поговорим о том, почему это произошло, но тогда он с Западом собирался мириться, и освобождение Ходорковского было одним из элементов его далеко идущих планов.


    Главный редактор интернет-издания «ГОРДОН» Алеся Бацман, Савик Шустер, Станислав Белковский и Дмитрий Гордон. «Мне интересно и в России, и в Украине, где наслаждаюсь общением с вами, Дмитрий»Главный редактор интернет-издания «ГОРДОН» Алеся Бацман, Савик Шустер, Станислав Белковский и Дмитрий Гордон. «Мне интересно и в России, и в Украине, где наслаждаюсь общением с вами, Дмитрий»

    — Удивительный все-таки ход — вразрез с прежним курсом. Никто этого и не ожидал, правда?

    — Нет, тогда же амнистию он провел, по которой на свободу, например, участницы группы Pussy Riot вышли и много кто еще, выпустил из тюрьмы активистов Гринпис, которые пытались на газпромовскую платформу «Приразломная» в Баренцевом море проникнуть. Тогда, помню, король Нидерландов Виллем-Александр и его супруга Максима Соррегьета приезжали в Москву с Владимиром Владимировичем общаться, чтобы этот вопрос обсудить. Единственное, что Путин взамен попросил, — это личное присутствие королевской четы Нидерландов на открытии сочинской Олимпиады, что и было выполнено.

    Нет-нет, тогда он был полностью готов к дружбе с Западом, но потом несколько странных настораживающих, с его точки зрения, событий случилось. Сначала — это было, конечно, не крушение, не дай Бог! — аварийная посадка президентского вертолета в Сочи во время Олимпиады произошла, которую Федеральная служба охраны интерпретировала, естественно, как попытку покушения на Путина.

    — Да, тут было, о чем задуматься...

    — Объяснили ЧП не тем, что вертолет старый, что все деньги, выделенные на его модернизацию, как всегда, украли. Тогда же надо было признать, что в воровстве замешаны люди, которые за безопасность Путина отвечают, и, чтобы даже подозрений на этот счет не возникло, заявили, что покушение было.

    — А аварийная посадка серьезная была?

    — Да, весьма, ну а потом, 22 февраля, в день закрытия сочинской Олимпиады, куль­минация революции в Украине наступила, и с учетом того, что ни Барак Обама, ни Ангела Меркель, ни другие мировые лидеры на Олимпиаду, вопреки определенным ожиданиям, не прибыли, а тут еще и Виктора Януковича свергли и пинками из Киева прогнали (хотя никто экс-гаранта не прогонял — обуянный ужасом перед страшной толпой, которая сейчас придет в Межигорье его линчевать, он сбежал сам), Путин посчитал, что его зловеще и цинично кинули, и вот тут-то решил, что все. Больше он США и Евросоюзу не верит, мириться с ними не хочет, вернее, хочет, но только на своих условиях — в результате спецоперации по принуждению Запада к любви, и первым актом этой спецоперации, которая тогда и началась, стала аннексия Крыма.

    — Прежде чем Михаила Ходорковского на свободу выпустить, Путин о чем-то с ним договорился, какие-то обещания и заверения получил?

    — Достоверно я этого не знаю, но, на мой взгляд, нет...

    — Вот так даже?

    — Да, потому что отпускал Ходорковского, безусловно, и прежде всего по трем причинам. Первая, как я сказал, — больше его не боялся и серьезным противником, как в 2003 году, когда дело «ЮКОСа» начиналось, и ему все равно было, что произойдет потом, не считал, а вторая — сентиментальность...

    — ...мама, которой оставалось жить меньше, чем сыну сидеть...

    — Совершенно верно, и конечно же, желание удовлетворить просьбу представителей немецкой элиты, которые посредниками выступали, включая канцлера Ангелу Меркель и бывшего министра иностранных дел Ганса-Дитриха Геншера, ныне покойного... Ну и третья причина — это был элемент общего комплекта масштабного примирения с Западом, которое Путин на фо­не и после Олимпиады планировал, но я не думаю, что Владимиру Владимировичу какие-то договоренности были нужны. Он, по­вторяю, субъектом, способным нанести ему значительный ущерб, Ходорковского не считает.

    — Кстати, это правда, что немцев попросили ходатайствовать перед Путиным об освобождении Ходорковского израильтяне?

    — Нет, неправда — я точно знаю, как это было, но не скажу...

    «ТО, ЧТО У ПУТИНА ЕСТЬ ДВОЙНИКИ, ВПОЛНЕ ДОПУСКАЮ, ПОТОМУ ЧТО НА МЕРОПРИЯТИЯХ, ГДЕ ПУТИН ОФИЦИАЛЬНО ПРИСУТСТВУЕТ, ОН ЧАСТО ОТСУТСТВУЕТ» 

    — Почему же Путин осужденную в Рос­сии на 22 года Надежду Савченко отпустил?

    — Думаю, это под влиянием Виктора Владимировича Медведчука произошло, который объяснил Путину, что: а — украинская летчица совершенно в русской тюрьме не нужна, никакой пользы там не приносит и б — Савченко станет миной замедленного действия под украинскую государственность, то есть привнесет в политическую систему Украины дестабилизацию.

    — У россиян с Савченко какие-то договоренности на ваш взгляд, были?

    — Тоже нет. Знаете, Путин вообще на такие сделки не идет — первой и последней договоренностью, которой он достиг с собственным узником, был пакт с Владимиром Гусинским в 2000 году, однако Гусинский его, в общем, кинул: из пакта вышел, и с тех пор подобных переговоров Путин ни с кем не ведет. Он выпускает или не выпускает кого-то из-за решетки, руководствуясь только прагматическими соображениями на тему: а нужен мне человек в тюрьме или нет?

    — В политике Надежда Савченко — новичок, однако уже нажила себе массу недоброжелателей. Как бы вы ее охарактеризовали?

    — Она человек достаточно яркий и сильный, и я не разделяю мнение, что Надежда погубила себя в украинской политике полностью и окончательно — ничего подобного. Многое из того, что она говорит, по крайней мере, искренне — это уже хорошо: при том, что украинский политикум погряз во лжи, здесь от любого из статусных, титулованных игроков искреннего высказывания надо ждать годами. Конечно, сейчас у нее не такой рейтинг и авторитет, какой был в момент освобождения, он значительно упал, но посмотрим, что она сделает, да­дим ей шанс.

    — Савченко — проект имени самой себя?

    — Да, если бы это было не так, она не совершила бы тех ошибок, которые совершает.

    — С Путиным вы лично встречались?

    — Об этом я умолчу. Скажем так: за время его президентства — ни разу.

    — Он в курсе того, что вы о нем говорите?

    — Не знаю.

    — Но какое-то эхо в виде реакции на ваши высказывания до вас с кремлевских высот долетало?

    — Я допускаю, что Путин в курсе, но точно не придает этому значения, то есть я для него — субъект, который ему не интересен ни как сторонник, ни как оппонент.

    — Один из бывших, хоть и недавних, российских руководителей на полном серьезе меня уверял, что у Путина есть двойники, — они якобы на не очень значащие мероприятия, где президенту нужно просто появиться, вместо него ездят: это так?

    — Ни подтвердить, ни твердо опровергнуть эту версию я не могу, но такую возможность вполне допускаю, потому что на мероприятиях, где Путин официально присутствует, он часто отсутствует.

    — «Официальная биография Путина, — утверждаете вы, — ложь». Насколько мне известно, противоречивые свидетельства и насчет матери его, и насчет отца есть...

    — Есть. Не хочу сказать, что это полная ложь, но действительно остаются вопросы, ответы на которые мы получим только спустя годы.

    — Если верить тем, кто расследование на этот счет вел, настоящий отец Путина — некий Платон Привалов, а мать до сих пор где-то в Грузии живет...

    — Ну, даже по этой версии она уже в Грузии не живет.

    — Но жила?

    — Да, такие предположения существуют, но опять же точно по этому поводу ничего утверждать не могу — говорю лишь о наличии таких версий.

    — Опять же вы сказали, что Путин был рогоносцем, жена ему изменяла...

    — Нет, это немножко mistaken interpretation — ошибочная интерпретация. Супруга ему не изменяла — она, вероятно, имела других мужчин, но значительно после того, как де-факто они разошлись, в последние годы перед официальным разводом, од­на­ко по­скольку Владимир Владимирович к тому времени 10 лет с ней не жил, в классическом смысле слова изменой это назвать нельзя.

    — Говорят, что в виде откупных Людмила Александровна Путина Калининградскую область получила, откуда она родом...

    — По моим данным, да, она имеет в Калининградской области значительное влияние, и отставка Евгения Зиничева, бывшего охранника Путина, после нескольких месяцев пребывания на посту исполняющего обязанности губернатора этого региона во многом связана с тем, что он не нашел с ней общего языка.

    — Еще в 2003 году вы выступили автором доклада под названием «Одиночество Путина»...

    — Ну, это не доклад был, а статья — будем скромнее...

    — Путин до сих пор одинок?

    — Становится все более одиноким — ну а как иначе? Он на вершине власти находится, от всех оторвался...

    — ...и отрыв велик...

    — Близких людей у него сегодня и быть не может, потому что любая человеческая близость — это сакральное упоение своим могуществом, которое сегодня насыщает Путина, полностью заполняет его внутреннее пространство и дает ему силы для борьбы, убивает.

    «НИТИ ОТ УБИЙСТВА НЕМЦОВА ТЯНУТСЯ К БЛИЖАЙШЕМУ ОКРУЖЕНИЮ РАМЗАНА КАДЫРОВА» 

    — Дмитрия Медведева вы называете «политическим сыном» Путина — одно время даже считали, что и преемником: если «отец» сейчас должен будет уйти, у руля опять станет Медведев...

    — Владимир Владимирович сейчас не должен уходить формально, потому что в 2012 году счетчик сроков обнулился и в 2018-м он может снова баллотироваться, но опять же, по слухам и утечкам из Кремля, вариант, что пойдет на президентские выборы не Путин, как минимум, обсуждается. Правда, сегодня уже приоритетным кандидатом в наследники считается не Медведев, а Алексей Дюмин — опять же бывший охранник президента, ныне работающий губернатором Тульской области...

    — ...и руководивший три года назад вводом войск в Крым...

    — Да, да! Был командующим Силами специальных операций Министерства обороны Российской Федерации и как бы топ-менеджером проекта аннексии Крыма в целом, и, поскольку, с точки зрения Путина, прошло все отлично, реализован проект максимально эффективно...

    — ...ему можно доверять...

    — Ну, Путин и раньше ему доверял, иначе бы командующим Силами специальных операций его не назначил, но то, что Дюмин как хороший менеджер, а не просто как охранник себя проявил, баллов ему прибавило.

    Дюмин — генерал-лейтенант, ему сейчас 44 года, он кандидат политических наук, диссертацию защитил в Академии народного хозяйства и госслужбы при президенте Российской Федерации. Тема диссертации — взаимоотношения внутри «большой восьмерки», G8 («Политические аспекты глобального регулирования в рамках стран «группы восьми»).

    — Интересно...

    — Это несколько лет назад было — тог­да «восьмерка» еще существовала, то есть тема и Путину интересна, поскольку приоритеты он на международных делах сконцентрировал. Дюмин известен еще тем, что, по его собственному признанию, спас Владимира Владимировича от медведя.

    — Не путать с Медведевым...

    — Может, какой-то тонкий намек и под­вох во всей этой истории есть, но, если ее в чистом виде рассматривать, так, как она была изложена самим генерал-лейтенантом Дюминым, ныне губернатором Тульской области, звучит это так. В резиденции далеко в горах, где Путин остановился во время одной из своих многочисленных поездок по стране, ночью на территорию пришел медведь. Я, конечно, в реальность этого происшествия не верю, потому что территория по периметру охраняется и любое появление медведя немедленно привело бы к его убиению снайпером, но хорошо, допустим, медведь пришел. Он почему-то прямо к тому дому направился, где на втором этаже спал Путин, а на первом бодрствовал как начальник смены охраны Алексей Дюмин, и ему по рации сигнал поступил: «К вам медведь на вход». Тоже довольно странная ситуация...

    — ...не то слово...

    — ...потому что вопрос возникает: а что же остальная охрана, исчисляемая сотнями людей, делала, как дикого зверя прямо к двери президентского дома пропустила? Алексей Дюмин, короче, ее открыл, лицом к лицу с медведем встретился...

    — ...и выпустил в него всю обойму...

    — Нет, он хотел так сделать, но вспомнил, к счастью, что Владимир Владимирович очень любит животных, и поэтому убивать медведя нельзя. Начальник смены выстрелами под ноги его отогнал — мишка оказался понятливым и неторопливо куда-то удалился.

    — Потрясающе!..

    — Да. В общем, он спаситель Путина, и такой человек, безусловно, быть президентом Российской Федерации достоин — я в этом нисколько не сомневаюсь.

    — Запомним эту фамилию...

    — Да, запомним, то есть мы всех кремлевских раскладов не знаем, но если, скажем, в пределах 2017 года генерал-лейтенант Дюмин станет каким-нибудь крупным федеральным уже чиновником, это будет косвенным указанием на продолжение его карьеры в политическом поле.

    — У России, мне кажется, был шанс реформироваться, если бы Ельцин пред­почел в качестве своего преемника Бориса Немцова. Скажите, пожалуйста, кому была выгодна смерть Немцова и знаете ли вы, кто на самом деле и по чьему заказу его убил?

    — Я не могу сказать, что знаю, — это опять же только узкому кругу известно и далеко не всем, кто утверждают, что в курсе. На мой взгляд, нити тянутся к ближайшему окружению Рамзана Кадырова, главы Чечни, что подтверждается всей конфигурацией этого преступления, другое дело, что мне не до конца ясен мотив убийства, то есть в этой картинке одного вырванного звена не хватает, которое я, каюсь, до сих пор не нашел. Общая ненависть Рамзана Кадырова ко всем врагам Путина основанием не является, потому что Рамзан тогда должен был массовой зачисткой в Москве заняться, но ничего этого пока — тьфу-тьфу-тьфу — не произошло!

    «КАСПАРОВ — МАНИПУЛЯТОР, И ВСЕХ ЛЮДЕЙ ОН ВОСПРИНИМАЕТ, КАК ФИГУРЫ И ПЕШКИ НА ДОСКЕ, ИСПОЛЬЗУЯ ИХ В СВОИХ ПРИКЛАДНЫХ ИНТЕРЕСАХ» 

    — Сегодня в России мы наблюдаем у ряда демократов ликование и радость от того, что Алексей Навальный решил бал­лотироваться в президенты России. В стане либералов царит приподнятое настроение, хотя лично мне кажется, что их кумир — обычный имперский деятель, ничем не лучше и не хуже Путина, а что думаете о Навальном вы?

    — Я достаточно давно знаю Алексея Анатольевича, хотя в последние годы мы почти не общаемся. Это, безусловно, очень талантливый человек, сильный политик — причем в отличие от Путина абсолютно органичный. Ему не надо учиться специально политиком быть — он им является по факту своего существования: молодой, красивый, тем не менее это римейк Путина.

    — Он с ФСБ, с Администрацией президента работает?

    — Нет, я думаю, что впрямую Навальный с ними не работает, но точки совпадения интересов, как, например, на выборах мэра Москвы в 2013 году, бывают. Тогда он нужен был для легитимизации результатов этих выборов, поэтому ему дали возможность вести избирательную кампанию, по результатам которой он, внесистемный оппозиционер, получил почти 28 процентов голосов — это очень много.

    — «Я влюблен в Ходорковского, — сказали вы после встречи с Михаилом Борисовичем в Берлине и добавили: — К сожалению, он женат, а я нет, я сейчас не женат». На чем ваша любовь базируется?

    — Ну опять же гиперболизировать значение этого высказывания не нужно — оно в определенном контексте несколько лет назад прозвучало. Ходорковский просто весьма умен, чем в первую очередь меня и привлекает, то есть это правда. Как правда и то, что я сейчас не женат.

    — Теоретически он мог бы стать президентом России?

    — Мог бы, да, но для этого сейчас нет инфраструктурных возможностей — он не может находиться в России, и вообще, пока Владимир Путин никуда не ушел, говорить о другом президенте бессмысленно.

    — Тюрьма сильно Ходорковского изменила?

    — Ответить на этот вопрос я не могу, потому что до тюрьмы его не знал, — физически познакомился с ним только после освобождения. Наверное, 10 лет в местах не столь отдаленных меняют любого, но он человек очень жесткий и в известной степени тоже на Путина похож — именно своей жесткостью, упорством.

    — Не могу не спросить вас еще об одном оппозиционере — бывшем чемпионе мира по шахматам Гарри Каспарове: почему, как следует из ваших публичных заявлений, вы считаете его жуликом?

    — Ну, это слишком вульгарное определение: все-таки Каспаров — великий чемпион, и я далек от мысли считать его мелким жуликом. Нет, не мелкий...

    — ...а я не сказал «мелкий»...

    — Просто Гарри Кимович — манипулятор. Как всякий шахматист, к командной игре он не склонен, Каспаров — артист индивидуального жанра, и всех людей он вос­принимает, как фигуры и пешки на доске, используя их в своих прикладных интересах. Мне, при том, что я его очень уважаю именно как чемпиона и большого интеллектуала, эта методология не близка.

    — Вы действительно консультировали когда-то Дмитрия Рогозина — ныне вице-премьера России, которого журнал Forbes назвал «главным ястребом российской внешней политики»?

    — Я не могу сказать, что консультировал, — мы общались.

    — Интересный он человек?

    — Скажем так: тогда он казался мне интереснее, чем сегодня.

    — Что вы думаете о министре обороны России Сергее Шойгу — у него какие-то шан­сы есть?

    — Стать президентом России? Нет, потому что на этот пост может претендовать только представитель титульной нации. Не обязательно даже ему быть русским по смыслу или по факту — он вполне может оказаться тайным евреем или японцем, но все равно номинально это должен быть русский человек с фамилией на -ов, -ев или -ин...

    — ...и это единственная причина?

    — Да, ну и потом, мне не кажется, что у Шойгу такие амбиции есть. Он все-таки высокопоставленный, но исполнитель, а не инициативный политический а́ктор.

    — В свое время много шума наделало ваше утверждение, что экс-глава Администрации президента Сергей Иванов и его первый заместитель, ныне глава Госдумы Вячеслав Володин — оба открытые гомосексуалисты, при этом процент открытых содомитов в Администрации Путина зашкаливает...

    — Смею вас уверить: я никогда не говорил, что они — открытые гомосексуалисты. Я на ваш вопрос ответил.

    — Что вы думаете о лидере Чечни Рамзане Кадырове?

    — Это очень сильная фигура, причем дистанция между тем Рамзаном, который в 2004 году, после гибели его отца Ахмата-Хаджи Кадырова, пришел в кабинет Путина...

    — ...в спортивном костюме...

    — ...и сегодняшним Рамзаном огромна. Он очень вырос, а само умение расти и учиться — весьма позитивное свойство, но, конечно, в российском политическом контексте это фигура чересчур негативная и опасная. Он руководитель одной из армий, подчиняющихся Путину неформально, — под­раз­деления Рамзана Кадырова дислоцированы и в Москве, в «Президент-отеле», и на специальной базе в Одинцовском районе Московской области.

    — Несколько тысяч человек?

    — Да, причем они могут быть использованы когда угодно и как угодно, и на лояльности Кадырова Путину построены исключительные права Рамзана в этой системе, потому что убийство Бориса Немцова фактически не расследуется, и никто не ищет ответ на вопрос, кто же был его заказчиком. Кадыров находится в уже плохо скрываемом конфликте с официальными спецслужбами, в основном с ФСБ — Федеральной службой безопасности, сотрудники которой и сливали информацию об истинных заказчиках убийства Немцова. В общем, это очень зловещий символ путинской эпохи, и я как считал, так и считаю, что только предоставление Чечне полной государственной независимости позволит эту проблему решить.

    — Как бы там ни было, парень он серьезный и, судя по всему, умница...

    — Не умница не смог бы сделать такой рывок из тренировочного костюма 2004 года к сегодняшнему статусу одной из ключевых фигур не только северокавказской, но и российской политики в целом.
    «Пусковым крючком того, что Эрдоган пошел перед Путиным на попятную, была история на похоронах Мохаммеда Али, с которых охрана Барака Обамы Эрдогана фактически вытолкнула»

    — Кто из современных российских политиков сегодня вам интересен?

    — Пожалуй, интереснее других Алексей Навальный как раз, но это не значит, что я его сторонник, потому что вы же не спросили, кого я поддерживаю... Я не поддерживаю никого, а Навальный интересен, потому что он тоже постоянно растет, тоже учится новому и в его публичных высказываниях, в его интервью я вижу что-то, чего не мог бы услышать от него два-три года назад.

    — Несколько вопросов международного плана. Когда Турция сбила российский бомбардировщик, Саакашвили мне о Реджепе Эрдогане сказал: «Вот это политик, у которого в отличие от большинства есть яйца». Почему же он, такой сильный, харизматичный, пошел перед Путиным на попятную?

    — Потому что оказался в изоляции со стороны США. Я думаю, что триггером, то есть пусковым крючком, этого была история на похоронах легендарного чемпиона мира по боксу Мохаммеда Али, с которых охрана Барака Обамы Эрдогана фактически вытолкала.

    — Ух ты!

    — Да, можете посмотреть в интернете — это во многих источниках описано, и обида на США толкнула турецкого лидера снова в объятия Путина.

    — Он в результате вы­играл или проиграл?

    — Не выиграл и не проиграл, потому что... Не думаю, что для Турции это имело существенное значение — ей это индифферентно, то есть да, конечно, лучше бы он извинения не приносил, это самолюбие Эрдогана потешило бы, но я не считаю, что это существенно сказалось на его политических позициях, его самоосмыслении и самоощущении.

    — Сглаживать острые углы во взаимоотношениях с вроде бы союзником Александром Лукашенко Путину все труднее, а что вы думаете о будущем «бацьки» и Беларуси в целом?

    — Беларусь сегодня является заповедником советской власти — это Советский Союз в миниатюре. Ясно, что такая модель обречена и реформы неизбежны, но в нынешней конфигурации проводить их должен только сам Лукашенко — добровольно от власти он не уйдет.

    — В объятия Европы он упадет или нет?

    — Ну, его бизнес всегда строился на балансировании, в том числе и политическом, между Россией и Европой, поэтому упадет в объятия Европы в той мере, в которой это не будет противоречить получению денег и материальных благ от России. Собственно, на чем погорел Янукович? Он тоже хотел так сыграть, только забыл, что Украина — это не Беларусь, а гораздо более существенный субъект, у которого есть еще и пассионарный народ, готовый выйти на Майдан.

    — Мы видим трудности Европы, захлестывающие ее волны мигрантов и так далее — что ее дальше ждет?

    — Европа вошла в кризис, в зону турбулентности, но из этого испытания выйдет только сильнее — альтернативы европейской интеграции все равно нет.

    — По-вашему, на распад Европейский союз не обречен?

    — Нет. Будут определенные потери, будут проблемы: как всегда — в жизни ведь гладко все не бывает, но если человек заболел, это не значит, что он не хочет поправиться и не поправится.

    «ДУМАЮ, ЧТО САМ ТРАМП, ЕСЛИ БЫ ОН В ОДИНОЧКУ ИГРАЛ, УКРАИНУ СДАЛ БЫ, НО ИСТЕБЛИШМЕНТ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ПАРТИИ КАТЕГОРИЧЕСКИ ПРОТИВ» 

    — Не знаю, в шутку или всерьез, но однажды вы заявили о сексуальных домогательствах к вам со стороны Дона­ль­да Трампа...

    — В шутку, конечно...

    — То есть их не было?

    — Нет.

    — Что, на ваш взгляд, будет делать Трамп на посту президента США, какие у него приоритеты во внешней политике?

    — Скорее всего, этого не знает и сам Трамп, потому что он ввязался в президентскую гонку как классический шоумен, по принципу: надо сначала войти в игру, а там посмотрим. Поэтому я думаю, что политика Трампа формируется только сейчас — это же не представитель политического истеблишмента, который некий идеологический пакет долго вынашивает, но он публично заявлял, что его внешнеполитические приоритеты — это выяснение отношений с Китаем. Именно исходя из этого Путин рассчитывает на то, что Трамп будет более лоялен к Москве, — она будет ему нужна как элемент этого пазла под названием «противостояние с Китаем».

    — Чего от президентства Трампа ждать Украине?

    — Думаю, что сам Трамп, если бы он в одиночку играл, Украину сдал бы, но истеблишмент Республиканской партии, от которой он выдвигался в президенты, категорически против, поэтому Трамп будет искать компромиссы и полностью Украину не сдаст.

    — Только частично?

    — Ну, некоторое послабление в отношениях с Кремлем по этому вопросу да, возможно.

    — Госсекретарь Рекс Тиллерсон — это плюс для Украины или минус?

    — Сейчас это выглядит как минус, поскольку Тиллерсон — друг Игоря Сечина, главы «Роснефти» и ближайшего соратника Владимира Путина. Он хорошо знаком с самим Путиным и, в конце концов, кавалер российского ордена Дружбы, но... Тиллерсон, не будем забывать, рекомендован Трампу старым истеблишментом республиканцев, включая бывшего госсекретаря Кондолизу Райс и бывшего министра обороны Роберта Гейтса, а старый истеблишмент республиканцев настроен проукраински, а не пророссийски, и, конечно, на новом посту Рекс Тиллерсон уже не будет тем, кем был в качестве исполнительного директора нефтяной компании ExxonMobil, поэтому трудно пока понять, чего именно от него ждать, но, скажем так, однозначным минусом для Украины это не является.

    — Американские и европейские санкции с России в ближайшее время снимут?

    — Американские, я думаю, нет, но это для Кремля и не так важно — куда существеннее для него европейские санкции, по­скольку на торговле с Европой очень мно­гое строится и зиждется. Полагаю, что их смягчение со второй половины 2017 года, как минимум, подлежит обсуждению.

    — Вы сказали, что Россия будет в ЕС и в НАТО...

    — Нет, я сказал, что она будет в ЕС и в НАТО, если я буду у власти (в том смысле, что мои единомышленники туда придут — не лично я), а поскольку вероятность этого события невелика, ничего не гарантирую.

    — Какое будущее вы бы сегодня пред­сказали России?

    — Вы знаете, хотя я считаюсь мастером предсказаний, ответить на этот вопрос не могу — его знает только Господь Бог. Сейчас картина выглядит пессимистично — Россия деградирует интеллектуально, морально и, что для современного мира особенно печально, технологически, но я просто убежден, что это страна уникальной культуры, уникальная цивилизация, которая контролирует Хартленд (Heartland — сердцевина, срединная земля. — Д. Г.) — вот этот большой кусок земли между Тихим океаном и Европой, и уже по этой причине Россия должна как-то выжить. Должна трансформироваться в некое новое качест­во, без которого будет нежизнеспособна, и вот в этом смысле я мистический оптимист — если вы попросите меня предъ­явить доказательства того, что мой оптимизм на чем-то основан, сделать это я не смогу.

    «В ДЕТСТВЕ МАМА МНЕ ОБЪЯСНИЛА, ЧТО Я НЕ ДОЛЖЕН МЕЧТАТЬ О СЦЕНЕ ПО ДВУМ ПРИЧИНАМ: ПЕРВАЯ — Я НЕ ВЫГОВАРИВАЮ БУКВУ «Р» И ВТОРАЯ — У МЕНЯ НЕПРЕЗЕНТАБЕЛЬНАЯ ВНЕШНОСТЬ. СЕЙЧАС, С ВЫСОТЫ СВОЕГО ВОЗРАСТА, Я БЫ С НЕЙ ПОСПОРИЛ...» 

    — Вам в России, где все так безотрад­но и уныло, сегодня не скучно?

    — Как говорил мой любимый режиссер, ныне покойный Анатолий Васильевич Эфрос, скучно бывает только неразвитой душе. Мне интересно и в России, и в Ук­ра­и­не, где я сейчас наслаждаюсь общением с вами, Дмитрий.

    — Чем, кроме политики, вы увлекаетесь?

    — Ну, как раз политикой я не увлекаюсь — скорее, для меня это бремя. Моя страсть — литература и театр...

    — Литература какая?

    — Всякая, самой разная — я увлечен ею и как читатель, и как писатель.


    С прима-балериной Анастасией Волочковой. «Политикой я не увлекаюсь. Моя страсть — литература и театр»С прима-балериной Анастасией Волочковой. «Политикой я не увлекаюсь. Моя страсть — литература и театр»

    — А театром — как зритель?

    — И как зритель, и как драматург.

    — Вы пишете пьесы?

    — Ну, пока у меня одна издана, которая называется «Покаяние», — она посвящена трагической смерти Егора Тимуровича Гай­дара, хотя герой ее во многом несет мои черты — я бы не сказал, что это в чис­том виде Гайдар. Сейчас еще над не­сколькими вещами работаю, главная из которых — книга о Льве Давидовиче Троцком, посвященная его последним дням в Койоакане в Мексике, перед смертью от рук сталинского агента Рамона Меркадера. Рассчитываю выпустить ее к 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции, а вообще планирую все больше в эту плоскость смещаться и в минувшем 2016 году начал даже моноспектакли играть.

    — Играть?

    — Да, выступаю как актер и как автор одновременно. Собственно, это даже не моноспектакль — я один во всех лицах.

    — Лавры Эдварда Радзинского покоя вам не дают?

    — Ну, мне много чьи лавры не дают покоя, потому что в детстве я, вообще-то, актером стать собирался, но когда мне было 14 лет, то есть 31 год назад, мама объяснила, что я не должен мечтать о сцене ни в коем случае. Как минимум, по двум причинам: первая — я не выговариваю букву «р» и вторая — у меня непрезентабельная внеш­ность. Сейчас, с высоты своего возраста, я бы с ней поспорил...

    — ...потому что стали выговаривать «р» и изменилась внешность?

    — Нет, я по-прежнему «р» не выговариваю, а внешность у меня стала еще хуже, но я ответил бы моей маме, что, во-первых, Владимир Ильич Ленин, Андрей Дмит­риевич Сахаров и многие другие публичные деятели картавили, причем сильнее, чем я...

    — ...у нас таких вообще полпарламента...

    — ...но это совершенно не помешало их публичной карьере, а внешность вообще для актера значения не имеет. Я профессиональных режиссеров спрашивал, каково их мнение о моем моноспектакле, который называется «Откровения русского провокатора», и оценка этой работы (я автор текста и исполнитель) была достаточно высокой, из чего сделал вывод, что мама была не права. К сожалению, я не могу ей сегодня от этом сообщить, поскольку ее давно нет, тем не менее лучше поздно, чем никогда, поэтому именно в эту нишу смещаюсь.

    — «Покаяние» где-то на сцене идет?

    — Нет, и никогда не шло.

    — Но вы хотите, чтобы его поставили?

    — Хочу — это следующий этап моей карьеры. Понимаете, несколько лет назад, когда эта пьеса была написана и издана, как драматург я не воспринимался, и моя работа неким политическим продуктом представлялась, которым на самом деле не является. И вообще, суть пьесы — это не перипетии судьбы Гайдара, пусть даже весьма трагические, а сама идея покаяния, потому что именно с него, я считаю, должно начаться возрождение России. С публичного покаяния элиты, народа — в первую очередь перед самим собой.

    «МНЕ ИНТЕРЕСНО ВЕЛИЧИЕ НЕУДАЧНИКА, Я ДАВНО КУЛЬТИВИРОВАЛ ИДЕЮ, ЧТО ИСТОРИЮ ДВИЖУТ ВПЕРЕД ПАСЫНКИ СУДЬБЫ, И САМЫЙ НЕВЕЗУЧИЙ ИЗ НИХ — ИИСУС ХРИСТОС» 

    — В свое время я прочитал немало книг о Льве Троцком, включая его воспоминания. О нем уже вроде бы все написано, тем не менее вы опять за эту фигуру взялись — чем Лев Давидович покоя вам не дает?

    — Мне он интересен как неудачник, поскольку я давно культивировал идею, что историю движут вперед пасынки судьбы. Самый невезучий из них — это, конечно, Иисус Христос, уклонившийся от возможности взять светскую власть в Иудее, которая фактически была у него под ногами, и вместо этого пошедший на крест. Твердо знавший, что за ним придут в Гефсиманский сад, и, однако, не сбежавший оттуда.

    Как неудачник мне также интересен Наполеон Бонапарт, который практически был провозвестником Евросоюза. После серии громких и ярких побед он потерпел катастрофу и в 53 года умер в одиночестве на острове Святой Елены, причем его надгробный камень остался безымянным, потому что британская администрация острова Святой Елены предлагала написать там «генерал Бонапарт», а присутствовавшие при этом немногочисленные соратники Наполеона — «император Наполеон». В результате компромисса не было написано ничего, и ведь примечательно, что этот человек, который так печально закончил, считается ключевой фигурой мировой истории.

    То же можно сказать и о Троцком, который тоже лишился всего. Сначала Лев Давидович организовал величайшую в мире революцию — это сделал именно он, а не Ленин, который появился уже к шапочному разбору, потом он Гражданскую войну вы­играл...

    — ...армию создал...

    — Да, как военный комиссар по военным и морским делам, но затем потерял власть, четырех детей и закончил свою жизнь так, как мы знаем, в Койоакане. Мне интересно величие неудачника — это тема моей книги.

    — В Мексику, чтобы увидеть дом, где он жил, и его могилу, вы летали?

    — Нет. Может, еще побываю там, но пока — нет.

    — Что же вы сами читаете? От каких книг вас, что называется, не оторвать?

    — «Глотаю» все интересное, что под руку подворачивается, но сейчас больше на Троцком сконцентрирован — в связи с подготовкой моей книжки читаю много его и о нем, а в принципе, в последние годы изучаю психоанализ и штудирую его классиков.

    — Не худший выбор...

    — Согласен.


    Бывшая супруга Станислава Белковского — украинский политолог и журналист Олеся ЯхноБывшая супруга Станислава Белковского — украинский политолог и журналист Олеся Яхно

    — Вы были женаты на украинском политологе Олесе Яхно-Белковской — сейчас вы свободны?

    — Да.

    — К новым отношениям открыты?

    — Ну, я не думаю, что мы будем это сегодня выяснять, а если кого-то это интересует, на моей странице в Facebook даже мой мобильный телефон указан.

    «Я НЕ МОГУ СКАЗАТЬ, КРАСИВАЯ КАТЯ МУМУ ИЛИ НЕТ, — РАЗ У МЕНЯ НЕ ВОЗНИКЛО ЖЕЛАНИЯ НЕМЕДЛЕННО С НЕЙ ПЕРЕСПАТЬ, ЗНАЧИТ, В МОИХ ГЛАЗАХ ОНА БЫЛА НЕ ОЧЕНЬ» 

    — Сколько у вас детей и чем они занимаются?

    — Знаете, углубляться в эту тематику я не хочу — считаю, что, не будучи ни политиком, ни поп-звездой, отчитываться перед обществом в таких вопросах не должен. Боюсь сглазить, поймите меня правильно, то есть я никогда никого не пускал именно (и только!) в эту сферу и хотел бы в том же духе продолжить.

    — «Я все время боюсь, — вы сказали, — я вообще трусоват»...

    — Да, конечно, потому что смелость состоит не в отсутствии страха, — страха нет только у идиотов! — а в умении не руководствоваться им при принятии практических решений. Боязнь-то есть, но я могу ее побеждать.

    — Вам когда-нибудь угрожали?

    — Многократно.

    — И как это происходило?

    — Как правило, это в обтекаемой форме преподносилось, но с очень прозрачными намеками на то, что кто-то там повесился, а кто-то утонул.

    — Страшно становилось?

    — Да, но мне, если бы этими угрозами руководствовался, от публичной деятельности пришлось бы полностью отказаться. Я верующий, считаю, что все мы под Богом ходим, и решение принимать не мне, не людям, которые угрожают, а некоему другому субъекту, который разберется луч­ше нас.


    С сыном Дмитрием в день его 18-летияС сыном Дмитрием в день его 18-летия

    — Опять вас цитирую: «Путин за человека меня не считает — вот в чем секрет моей безопасности»...

    — В известной степени да, так и есть. Он не считает меня, по крайней мере, таким же человеком, как он сам, — я элемент какого-то террариума, один из тех, кто ползает у подножия его трона, поэтому, чем я занимаюсь, ему все равно.

    — Тем не менее вас скомпрометировать даже хотели — насколько я знаю, известная московская проститутка Катя Муму (как говорил Путин, женщина с пониженной социальной ответственностью), на которой «погорел» целый ряд московских либералов, и к вам клинья подбивала...

    — Подбивала, да, но я применил ахматовский тест. Вы знаете, что Анна Андреевна Ахматова спасла меня от Кати Муму? Мы с журналистом Еленой Масюк даже нашли аудиозапись самой Ахматовой, которая была к ее интервью приложена, и у меня, таким образом, есть тест, позволяющий оценить, насколько искренне женщина мною интересуется. Это третье вступление к «Поэме без героя», которое называется «Le jour des rois» — «День царей», я могу его сейчас прочитать.

    — С удовольствием послушаю...

    — Полно мне леденеть от страха,
    Лучше кликну «Чакону» Баха,
    А за ней войдет человек...
    Он не станет мне милым мужем,
    Но мы с ним такое заслужим,
    Что смутится Двадцатый Век.
    Я его приняла случайно
    За того, кто дарован тайной,
    С кем горчайшее суждено,
    Он ко мне во дворец Фонтанный
    Опоздает ночью туманной
    Новогоднее пить вино.
    И запомнит Крещенский вечер,
    Клен в окне, венчальные свечи
    И поэмы смертный полет...
    Но не первую ветвь сирени,
    Не кольцо, не сладость молений — 
    Он погибель мне принесет.

    Надо, короче, «День царей» прочитать и посмотреть, как меняется выражение лица или, как минимум, глаз дамы, которая это слушает...

    — Злой вы!

    — Если оно не меняется никак, значит, интерес ко мне абсолютно фальшив. Этот тест в свое время был поставлен, после чего я понял, что вся Катя Муму — это какой-то большой подвох: так и получилось. (Видеозаписи ее интимных встреч с оппозиционными политиками и журналистами были выложены в интернет, а потом показаны по одному из федеральных каналов. — Д. Г.)

    — Она хоть, эта Катя, красивая?

    — Вы знаете, почему все ведущие фотографы и модельеры — геи? Потому что только гей может оценивать женскую красоту объективно — гетеросексуал воспринимает ее субъективно, поэтому я не могу сказать, красивая Катя Муму или нет. По крайней мере, раз у меня не возникло желания немедленно с ней переспать, значит, в моих глазах она была не очень.

    — Муму...

    — Ну да.

    — Я где-то читал, что вы всерьез хотели жить на озере Байкал...

    — Нет-нет, не хотел — хочу.

    — Даже так?

    — У меня есть идея, что когда-нибудь я поселюсь на Байкале, но сейчас этому препятствует полное отсутствие в тех местах инфраструктуры. Я не могу жить отшельником, как Робинзон Крузо, но со временем, если что-то изменится, не исключаю, что с удовольствием на берегу этого озера обоснуюсь.

    — Вы неоднократно подчеркивали, что вы верующий человек, а во что верите?

    — Не во что, а в кого — в Господа Бога.

    — То есть вы православный?

    — Да.

    — А как к Русской православной церк­ви относитесь?

    — К Русской православной церкви Московского патриархата отношусь отрицательно и считаю правильным ее роспуск и замену на, так сказать, конфедерацию не­зависимых приходов. Грубо говоря, я сторонник реформации в русском православии.

    — Вы увлекаетесь астрологией?

    — Не сказал бы, что увлекаюсь, потому что не считаю себя в ней большим специалистом, — скорее, прибегаю в этой сфере к точке зрения профессионалов. Я считаю ее эффективным инструментом анализа — не предсказания будущего, а именно анализа.

    — Вы сами себе будущее предсказать пытались или кого-то это сделать просили?

    — Как мы только что отметили, на первом месте для меня не предсказание будущего, а анализ тех или иных предпосылок, но об этом нельзя говорить вслух, потому что будущее принадлежит только Господу Богу, и любые попытки его обсуждать, особенно собственное будущее, публично могут быть очень жестко наказаны.

    — Есть еще один человек с бородой, который очень хорошо в астрологии раз­бирается, — Павел Глоба...

    — Ну, он профессиональный астролог — в отличие от меня.

    — Вы с ним общались?

    — С ним лично нет, я с другими специалистами в этой сфере сотрудничаю, но сам я не астролог, поэтому Глобе не коллега и не конкурент.

    — Что, на ваш взгляд, России — этой одной восьмой части суши — звезды сулят?

    — В марте 2017-го смену политического вектора. Что это означает, мы сейчас не знаем, — возможны как полное закручивание гаек и ресталинизация, включая некоторое реформирование доступа в интернет по китайской модели, так и наоборот, но чего ждать конкретно, нам неизвестно. Какие-то «черные лебеди» произойдут — случайные события, которые мы предвидеть не можем: они и станут индикаторами этих процессов, поэтому давайте доживем до марта.

    — Я желаю нам дожить и дальше, чем до марта...

    — Я тоже, безусловно, простите за двусмысленность. Знаете, мой знакомый израильский политик однажды приехал на 117-ю годовщину небольшого города в Израиле и, будучи не очень опытным в тамошних реалиях, поскольку сам русского происхождения и еще не очень хорошо знал иврит, пожелал им дожить до 120. Какую-то такую плохую двусмысленность допустил и я, простите. Конечно, я желаю нам жить долго и счастливо!..

     









    © Дмитрий Гордон, 2004-2013
    Разработка и сопровождение - УРА Интернет




      bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100