Я люблю тебя, Жизнь,
      и надеюсь, что это взаимно!






Смотрите авторскую программу Дмитрия Гордона

10-16 апреля


Tonis
  • Анатолий КАШПИРОВСКИЙ: 11 апреля (I часть), 13 апреля (II часть) и 14 апреля (III часть) в 19-00
    Центральный канал
  • Патриарх ФИЛАРЕТ: 15 апреля (I часть) в 16-30 и 16 апреля (II часть) в 16-35








  • 13 апреля 2017

    Экс-глава Донецкой и Луганской СБУ генерал Александр ПЕТРУЛЕВИЧ: «Без санкции сына Януковича по кличке Саша-стоматолог на должность в СБУ не назначался никто»



     
    «В 2000-Х ПРАКТИКОВАЛИСЬ ПРЯМЫЕ ПЕРЕВОДЫ СОТРУДНИКОВ ФСБ РОССИИ В СБУ»
     
    — Александр Николаевич, добрый вечер. Вас нигде увидеть нельзя — слишком уж засекреченный вы человек, и тем более приятно, что вы сегодня пришли. Скажите, насколько высока была концентрация агентов России в СБУ накануне Майдана?

    — Цифру я назвать не могу, но достаточно сказать, что глава службы — пан Якименко, который оказался гражданином Российской Федерации, подбирал кадры в СБУ и до своего назначения, и после: примеры можно приводить до бесконечнос­ти.


    Фото Ростислава ГОРДОНАФото Ростислава ГОРДОНА

    — Конкретные фамилии крупных руководителей — агентов России в СБУ — можете назвать?

    — Если я скажу, что в 2000-х годах практиковались прямые переводы сотрудников ФСБ России в СБУ, вас это удивит? В качестве примера приведу майора Панферова из Луганского управления СБУ, который на 10 марта 2014 года занимал должность помощника начальника Управления по работе с АТЦ (Антитеррористическим цент­ром. — Д. Г.). Позже выяснилось, что прямым переводом из ФСБ Российской Федерации он был зачислен в луганское СБУ, когда его возглавлял генерал Третьяк.

    — Генерал Третьяк тоже агент России?

    — Не могу утверждать, но в интернете пишут, что против него сейчас возбуждено уголовное дело. Сын его был задержан за связь с российскими спецслужбами, арес­тован и больше четырех месяцев содержался под стражей (потом его обменяли на наших военнослужащих). Позже Третьяк открыто, в студии МГБ (Министерства госбезопасности. — Д. Г.) «ДНР», заявил о переходе на их сторону и призвал к свержению существующего в Украине строя. Выводы делайте сами...

    — Якименко, бывший руководитель СБУ и, как выяснилось, гражданин Российской Федерации, — это же бывший ваш подчиненный?

    — Да. В апреле 2005 года, когда меня назначили начальником Управления СБУ в Донецкой области, я выяснил, что этот человек окончил в России военное училище, служил в Военно-воздушных силах Черноморского флота Росcии, после окончания Военно-воздушной академии имени Гагарина, которая находится в Подмосковье, снова попал служить в Крым — в ВВС РФ, уволился, оформил пенсию в Севастополе и меньше чем через год был зачислен в Управление СБУ в Донецкой области (это было в конце 90-х)...

    — Позже Якименко стал руководителем Службы безопасности Украины, а это правда, что при Януковиче всеми назначениями на ключевые посты в СБУ лично занимался его старший сын Александр по кличке Саша-стоматолог?

    — (Улыбается). Большого секрета в этом нет.

    — Для вас...

    — Не только для меня. В Службе безопасности знают, что все — начиная с начальника отдела любого областного управления до начальника управления — ходили к нему на собеседование: без его санкции не назначался никто.

    — Назначались за деньги или по распоряжению Российской Федерации?

    — Сказать не могу — рядом не стоял и, давались деньги или нет, не видел, но были случаи (и это неоднократно озвучивалось офицерами), когда люди приходили на собеседование, но пройти его не могли — по каким-то особым критериям. Критериев этих не знаю — я на собеседовании у него не был.

    «ВЛИЯЕТ ЛИ АХМЕТОВ НА СИТУАЦИЮ? ДУМАЮ, ДА» 

    — Вы — уроженец Донбасса, возглавляли Управление СБУ и в Донецкой, и в Луганской областях, хорошо знаете мест­ные особенности и менталитет. Скажите, отделение Донбасса готовилось давно?

    — После подписания соглашений в Беловежской Пуще Ельцин заявил, что между Россией и Украиной никогда не будет войны, тем более из-за территориальных претензий, но не прошло и года (достаточно даже открытые источники посмотреть), как он начал говорить, что Украина от России не отойдет. Как в спецслужбах, так и в министерстве обороны России проводились разработки планов на случай различных нестандартных ситуаций при возвращении этой территории — отпускать Украину Россия не хочет и сейчас.

    — Значит, когда вы руководили СБУ в Донецкой и Луганской областях, для вас не было секретом, что этот кусок территории Россия собирается оттяпать?

    — Ну, вспомните 2004 год — в Северодонецке проходил съезд сепаратистов, на котором было объявлено о создании так называемой Юго-Восточной украинской автономной республики. Предполагалась федерализация Украины путем выделения 10 разных регионов в обособленную автономную республику в составе Украины со столицей в Харькове (из областей хотели создавать маленькие федеративные республики), а после изменения политической ситуации в стране начали создаваться различные кланы. На сессии Луганского облсовета были приняты решения о переходе области на собственное финансирование и выходе из состава Украины, а в Донецке было объявлено о создании так называемой Донецко-Криворожской республики, с которой я мужественно боролся и в 2005 году ее победил.

    — Кто были главными сепаратистами Донбасса?

    — В тот период? Фамилии известны — они все в прессе опубликованы. Эти люди ходили на допросы в Генеральную прокуратуру, но дело так ничем и не закончилось. Вопрос в том, что, если бы в 2005-2006 годах в нем была поставлена точка, не было бы сейчас ни потери территориальной целостности, ни человеческих потерь (как среди военных, так и среди гражданских).

    — Можно ли утверждать, что Донбасс контролирует Ринат Ахметов?

    — Это громко сказано, но у него большой финансово-промышленный комп­лекс — с заводами, предприятиями, на которых работает, по данным 2006 года, более 300 тысяч сотрудников (и это только те, которые на зарплате). Более 300 тысяч! Не считая аффилированных предприятий, которые подчинены головным: стоит, например, шахта, а вокруг строятся магазины, школы, детские сады — инфраструктура. Как вы считаете, влияет Ахметов на ситуацию? Я думаю, да.

    — Ахметов хотел присоединения Дон­басса к России или нет?

    — На мой взгляд, такого желания у него не было, поскольку, во-первых, весь его производственный комплекс расположен практически по всей территории Украины — от Донецка до Львова, а во-вторых, нужно учесть, кто является соучредителями принадлежащей Ахметову корпорации «Систем Кэпитал Менеджмент», кто ее финансирует, кредитует...

    — И кто же?

    — Представители Великобритании, США, Евросоюза: более того, корпорация ориентирована на Евросоюз — не на Россию, это однозначно.

    — У Ахметова окончательно отожмут то, что уже начали отжимать на Донбассе?

    — Если, как было озвучено в прессе, действительно начинается «приватизация» или «отжатие», все возможно. Давайте называть вещи своими именами. Еще при Советском Союзе все предприятия были взаимозациклены на процессе. Невозможно было бы, к примеру, чтобы металлургический комбинат и вся инфраструктура, сконцентрированная вокруг него, работали только в своем направлении — они зацикливались на несколько областей Украины. Если брать металлургию, — это и окатыши, и кокс, и металлолом, то есть целая развет­вленная сеть. Во-первых, на отдельно взятом, «отжатом» в Донецке, металлургическом комбинате этого сделать нельзя, а во-вторых, куда эту продукцию девать? Из непризнанной республики ее реализовывать некуда...

    — ...кроме России...

    — ...да, и в-третьих: кто будет управлять этим процессом? Сомневаюсь, что менеджмент этих заводов, фабрик, шахт, машиностроительного комплекса останется там работать. Еще сегодня зарплату они, как это ни парадоксально, получают из Украины, в гривне, и они не просто задействованы как специалисты — они обеспечивают свои семьи, и если какое-либо из предприятий остановится...

    Ко мне из Донецка часто знакомые приезжают, и я им говорю: «Посмотрите на Приднестровье, Абхазию, Южную Осетию — вот какое «процветание» несет вам «русский мир».

    — С Ахметовым вы часто общались?

    — Наше первое знакомство состоялось в 2005-м, когда я был начальником областного Управления СБУ, — по долгу службы я обязан был встречаться не только с государственными чиновниками и лидерами различных партий (без этого никак), но и с руководителями финансово-промышленных групп.

    — Что он, если в двух словах, за человек? Самый закрытый человек Ук­ра­и­ны...

    — Очень сложно давать характеристику, не зная, что конкретно вас интересует, но человек, который создал такую разветвленную компанию — более 300 тысяч сотрудников...

    — ...личность незаурядная?

    — Незаурядная.

    — Он, на ваш взгляд, патриот Украины?

    — Если бы не был патриотом, остался бы в Донецке, но он находится в Киеве и платит налоги в Украине — в том числе и военный сбор.

    «ЛУГАНСКУЮ ОБЛАСТЬ КОНТРОЛИРОВАЛИ ДВА ЧЕЛОВЕКА — КОРОЛЕВСКАЯ И ЕФРЕМОВ» 

    — Кто из местной элиты сегодня контролирует Луганскую область и кто ее контролировал на протяжении всех лет Независимости?

    — Оккупированную территорию однозначно контролирует Российская Федерация — начиная со спецслужб и заканчивая административными институтами различных министерств и ведомств, которые находятся в Москве, а раньше ее контролировали два человека — Королевская и Ефремов

    — Это правда, что Луганскую область они поделили пополам?

    — Однозначного ответа на этот вопрос нет. Если говорить о Ефремове как о бывшем народном депутате, то у него ничего нет, но вот его сын и Наталья Королевская весь бизнес в регионе разделили действительно пополам. Учитывая разницу между Донецком и Луганском, они хорошо устроились. Вы в Донецке бывали?

    — Много раз...

    — Вы видели, как развивался центр и город вообще?

    — Конечно, причем мне бросалось в глаза различие между богатым, процветающим Донецком и нищим, деп­рессивным Луганском. Почему это, кстати, так?

    — На мой взгляд, все представители так называемой донецкой элиты, которые вкладывали деньги в Донецк, хотели в нем жить и потому развивали его — строили дороги, мосты, стадионы, гостиницы...

    — ...инфраструктуру...

    — Основной костяк финансово-промышленных групп входил в Партию регионов (кто-то — из патриотических соображений, кто-то — по необходимости) — без этого просто не получалось, и когда менялась политическая обстановка, в частности, в 2004 году, им было нелегко, но они подстраивались и все равно выживали.

    В Луганске была другая ситуация, там произошел раздел на два основных партийных движения: на Партию регионов (это Ефремов) и на «Батьківщину» (это Королевская). При смене политической ситуации в 2004-м Партия регионов оказалась у власти, но если в Донецке ячейки «Батьківщини» уничтожались, в Луганске их как-то не замечали. Поменялась политическая формация — и «Батьківщина» в лице Королевской защищала Ефремова энд компани: вот в таком балансе они и находились постоянно.

    — А Луганск, пока у них баланс был, был в упадке...

    — А Луганск в упадке...

    Я видел не только Донецк — я проехал по всей Украине и не только, но такого безобразия, как в Луганске (по отношению к людям и к городу) не видел нигде: разбитые дороги, отсутствие света...

    — ...тепла...

    — ...горячей воды... Для отдельных луганских фигурантов выжимались практически последние соки, а население никого не интересовало.

    «КОГДА НАЧАЛАСЬ ПЕРВАЯ ЧЕЧЕНСКАЯ КАМПАНИЯ, ШТУРМОВИКИ ТОЧНО ТАК ЖЕ ЗАХВАТЫВАЛИ ВОИНСКИЕ ЧАСТИ, ЗДАНИЯ КГБ И МВД, ВПЕРЕДИ ШЛИ ЖЕНЩИНЫ, ДЕТИ И СТАРИКИ, А ЗА НИМИ — ВОЕННЫЕ. СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ ВЗЯЛИ ЭТУ ТАКТИКУ НА ВООРУЖЕНИЕ — В АПРЕЛЕ 2014-ГО ОНИ ИСПОЛЬЗОВАЛИ ЕЕ УЖЕ ПРОТИВ НАС» 

    — Это правда, что первый лидер так называемой Луганской Народной Республики Болотов был смотрящим за «копанками» у Ефремова?

    — То, что он реально занимался «копанками»... Ситуация, в общем, такая... На Донбассе особый менталитет, там система выстраивается не так, как в Ивано-Франковске или, скажем, Черкассах. Особая специфика работы — на шахтах, металлургических комбинатах, в химической отрасли и так далее — вырабатывает систему подчиненности, как в армии, и если бригадир не потребует от рабочего выполнить инструкции, это приведет к чрезвычайным происшествиям — травмам или, не дай бог, к человеческой гибели. Это тяжелый труд — что в забое, что у мартена, поэтому система подчиненности просто необходима. Она, естественно, распространяется на все управление, а это значит, что от решений первых лиц, поскольку они лидеры и авторитеты, зависит очень многое.

    — Итак, Валерий Болотов, так называемый «народный губернатор» «ЛНР» — человек Ефремова?

    — Конечно.

    — Вы довольны тем, что Ефремов сейчас под следствием?

    — А почему я должен радоваться тому, что у кого-то горе? Есть следствие, и оно должно определить, виноват Ефремов или нет, — если виноват, значит, должен понести ответственность.

    — А он виноват?

    — Как политик — безусловно, а с точки зрения юридических норм это должен решить суд. По Конституции, пока суд не определил виновность человека, он не­виновен — презумпцию невиновности никто не отменял. В нашей же стране, к сожалению, благодаря некоторым средствам массовой информации получается так: возбудили уголовное дело — значит, ты уже преступник, но пусть это в суде докажут. В европейских странах, пока нет решения суда, никто никого преступником не называет.

    — Апрель 2014 года, вы руководите Управлением Службы безопасности Украины в Луганской области, здание которого штурмуют шесть с половиной часов... Кто вас штурмовал?

    — Чтобы это понять, нужно вернуться в конец января 2014-го, когда на Майдане происходили известные события. В Луганской области был создан так называемый штаб по стабилизации ситуации, который возглавил губернатор Пристюк: в этот штаб вошли представители СБУ, МВД, МЧС, прокуратуры — целый список... Перед ними штабом была поставлена задача по созданию отрядов самообороны — из казаков, «афганцев», дружинников... Мы ситуацию отслеживали и начали сразу этот вопрос изучать. Когда я приехал в Луганскую область, меня удивило то, что она была заблокирована — вся область и город. Стоит, например, пост ГАИ, а возле него — 8-10 человек в непонятной форме: так называемая луганская гвардия...

    — ...то есть там уже отряды готовились...

    — Да, так вот, они были сформированы еще в январе 2014 года, общая численность их составляла от восьми до 10 тысяч.

    — Ого! Кто же с ними работал — российские спецслужбы?

    — Есть видеоматериал, опубликованный в официальных источниках, на которых Пристюк заслушивал, в частности, заместителя начальника Главного управления МВД полковника Выдрю. Губернатор задал ему интересный вопрос: «Ваши бойцы не выйдут из подчинения?», на что Выдря ответил: «Нет, у нас дисциплина — повзводно, поротно. Они выполнят задачу».

    — Я повторю вопрос: с этими отрядами работали российские спецслужбы?

    — Конечно.

    — Среди нападавших на вас штурмовиков были чеченцы?

    — Были — один из них меня и допрашивал.

    — Вы ведь когда-то в Чечне служили....

    — Ну да.

    — И с ним по-чеченски вы говорили?

    — (Улыбается). Друг друга мы поняли...

    — Насколько я знаю, в авангарде штурмующих стояли женщины, в том числе и беременные, а также старики и дети — живой щит?

    — Когда началась первая чеченская кампания, точно так же захватывали воинские части, здания КГБ и МВД Чечено-Ингушетии. Впереди шли женщины, дети и старики, а за ними — военные. Тогда руководство Советского Союза не могло принять решение, стрелять ли в безоружных людей, а позже спецслужбы Российской Федерации взяли эту методику на вооружение, и, если помните, в первых числах марта 2014-го Путин обратился в Думу с просьбой дать разрешение на ввод войск в Украину, а потом и указ об этом подписал — якобы «для стабилизации ситуации», «гуманитарной помощи». Так ему нам «помочь» хотелось — у него же там все хорошо, а через несколько дней он созвал пресс-конференцию, которую транслировали по телевидению, и сказал: «Впереди пойдут женщины и дети, а сзади пойдем мы, вооруженные силы...

    — ...я это очень хорошо я помню...

    — ...и пусть они попробуют стрелять!». Так вот, в тот период они использовали эту чеченскую тактику уже против нас. Сбежавшие потом Якименко, Захарченко, Лебедев россиянам говорили: «Вы только войдите...

    — ...а там народ поддержит...

    — ...встретят с хлебом-солью, и армия перейдет на вашу сторону».

    «ВО ВРЕМЯ ШТУРМА ЗДАНИЯ ЛУГАНСКОЙ СБУ Я НЕ МОГ ВВЕСТИ РЕЖИМ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ОПЕРАЦИИ В РЕГИОНЕ, ПОТОМУ ЧТО РАЗРЕШЕНИЕ НА ЭТО МОЖЕТ ДАТЬ ТОЛЬКО ОДИН ЧЕЛОВЕК — НАЧАЛЬНИК АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ЦЕНТРА, НО ОН К ТОМУ ВРЕМЕНИ БЫЛ СНЯТ С ДОЛЖНОСТИ И СБЕЖАЛ В КРЫМ» 

    — 6 апреля 2014 года, когда штурмовали здание Луганской СБУ, вы как руководитель областного управления ввели режим АТО?

    — Хороший вопрос, но снова давайте вернемся немножко назад. Чтобы начать антитеррористическую операцию, начальник областного Управления СБУ должен доложить об этом руководителю Антитеррористического центра страны, и только он дает письменное разрешение на проведение операции или же сам вводит режим АТО. Так вот, на период, когда в Луганске штурмовали здание Управления СБУ, начальника Антитеррористического центра в стране не было, поскольку еще 26 февраля Тоцкий, прежде занимавший эту должность, был снят с должности начальника АТЦ — он к тому времени вообще сбежал в Крым.

    — А нового еще не назначили?

    — А нового не назначили.

    — Кто же должен был его назначить?

    — Президент или исполняющий обязанности президента.

    — То есть Турчинов...

    — Да.

    — А он не назначил...

    — 26 февраля Тоцкого уволили, а в ночь на 27-е произошел захват Совета министров Крыма...

    — ...без начальника АТЦ...

    — Конечно, при этом, повторяю, у нас в стране только начальник Антитеррористического центра имеет право ввести режим АТО — это единственная самостоятельная структура при СБУ...

    — Вы сейчас сенсационные вещи говорите: то есть надо было защищать страну, а делать это было некому...

    — Именно поэтому 6 апреля, когда нас штурмовали, я не мог ввести режим антитеррористической операции в Луганске — в стране не было начальника Антитеррористического центра. Он был назначен только 7 апреля — им стал генерал Цыганок.

    — А группа «Альфа» готова была помогать вам защищаться от толпы, которая шла вас штурмовать?

    — Придя на работу в Луганскую СБУ, я удивился многому. «Альфа» — это боевое подразделение, предназначенное для выполнения специальных задач, так вот, в Луганском управлении СБУ оно было сокращено до невозможности и насчитывало аж... восемь человек!

    — Сколько, простите? И это группа «Альфа»?

    — Да — одна на всю область! — причем в дальнейшем пятеро из них отказались выполнять поставленные задачи: сказали, что их внутреннее состояние не позволяет этого сделать.

    — Ну а милиция? — ее же наверняка было много. Как вел себя теперь уже бывший начальник луганской областной милиции генерал-лейтенант Гуславский? Он поспешил вам на помощь?

    — Давайте пойдем по хронологии. 5 марта Харитонов провозглашает себя «губернатором», 9 марта происходит захват здания Луганской обладминистрации. Есть даже видео: перед строем милиционеров ходит полковник милиции, разговаривает по телефону, а потом дает команду, после которой милиция расходится — и начинается захват здания обладминистрации.

    — Милиция расходится???

    — Да, все это на видео, и мы изучали материалы, чтобы понять: как же так произошло, что 9 марта здание обладминистрации было захвачено?

    — Точно так же милиция разошлась и при штурме областной СБУ?

    — В государстве есть четкое разделение функций — сапожник шьет сапоги, а пекарь печет хлеб. Если их не станет — будем босыми и голодными ходить, так и в государстве: по Закону «О милиции» за охрану общественного порядка, недопущение захвата административных зданий, в том числе прокуратуры, СБУ и госадминистрации, несут ответственность органы правопорядка, называющиеся милицией. Кроме этого, есть Уголовно-процессуальный кодекс, согласно которому за массовые беспорядки и незаконный захват административных зданий несут ответственность органы внутренних дел.

    Так вот, на 6 апреля, когда в Луганск на заводских автобусах уже начали свозить рабочих со всех предприятий...

    — ...организованно?

    — Да, но тут еще есть маленький нюанс — в Луганской области многие предприятия принадлежали Российской Федерации. Так вот, 6 апреля именно россияне привезли рабочих на митинги в Луганск, и они тремя колоннами, в сопровождении сотрудников милиции по краям, пришли к зданию Управления СБУ, то есть правоохранители не пресекли...

    — ...а привели...

    — ...а привели их туда, и жиденькую шеренгу солдат срочной службы полка внутренних войск (не «Беркута», заметьте, а солдат-срочников) смели буквально за пять секунд.

    — Скажите, в Луганске Украине изменили все без исключения сотрудники СБУ, органов милиции, прокуратуры?

    — Ни про Управление МВД, ни про прокуратуру говорить не могу, а про Службу безопасности скажу: больше 60 человек из Управления СБУ в Луганской области перешли на сторону противника и сейчас работают в так называемом МГБ «ЛНР». Их фамилии известны — эти люди объявлены в розыск, против них возбуждены уголовные дела, и ими занимается Служба безопасности Украины. Когда из Луганска выходили сотрудники местных органов СБУ и МВД, часть из них дезертировали и остались в «ЛНР», но костяк, который защищал управление, до сих пор служит, до сих пор воюет и защищает Украину.

    — Вас захватили, допрашивали, держали в подвале, отбили вам почки, и из плена вы сбежали благодаря Николаю Цукуру, который, как я понимаю, был вашим человеком, возможно, завербованным СБУ... Потом он стал заместителем командира роты «Торнадо», а сейчас находится в Лукьяновской тюрьме — он в чем-то виноват?

    — По информации, которой я владею, вины его нет, и если решение суда будет честным, это подтвердится. Конечно, если он действительно совершил какие-то преступления, он ответит, но то, что ему вменялось — через прессу и интернет, — в суде ведь не подтверждено.

    — Дело, вы считаете, сфабриковано?

    — Да.

    «НЕ БЫЛО БЫ НА ДОНБАССЕ РОССИЙСКИХ РЕГУЛЯРНЫХ ВОЙСК, ЭТОТ «ПРАЗДНИК ЖИЗНИ» ЗАКОНЧИЛСЯ БЫ УЖЕ ДАВНО» 

    — После захвата Луганской областной СБУ вас уволили с должности — почему?

    — Об этом нужно, наверное, спросить у руководства — я о причинах могу только догадываться. Возможно, потому, что мы хотели разобраться, почему с 26 февраля по 7 апреля 2014-го в стране отсутствовал начальник Антитеррористического центра, что не позволило ввести режим АТО...

    7 апреля, когда меня освободили из плена, начальником АТЦ Украины стал генерал Цыганок, назначивший меня началь­ником антитеррористической операции по освобождению здания СБУ. Мы сформировали штаб АТО, у меня, естественно, появились замы (по закону это и губернатор, и начальник областного УВД, и прокурор, и глава МЧС, и пограничники), и мы начали разрабатывать план освобождения здания СБУ. Хотели штурмовать его по горячим следам — с 7 на 8 апреля, но сразу возникла куча вопросов.

    В Луганск из Киева прилетел глава СБУ Наливайченко и привез с собой 120 бойцов «Альфы», потому что в Луганске, повторяю, «Альфы» не было, но перед тем как штурмовать здание, необходимо было оцепить место штурма, чтобы не пострадали люди и чтобы потом была возможность ловить тех, кто будет бежать. Необходимо было также отселить людей, чьи дома находились за зданием Управления СБУ...

    — ...а сделать это было невозможно?

    — Да, ведь отселяет-то кто? Облгосадминистрация и милиция...

    — ...а там — саботаж...

    — ...и никто в результате не отселил... Второе: я потребовал отключить воду, свет и газ — чтобы была возможность штурмовать здание, но отключение произвели только на несколько часов. Потом, на совещании, губернатор доказывал мне, что он не может произвести отключение на более длительный срок, ведь там больница, там люди... Мы также рассчитывали на 17 санитарных машин для вывоза раненых (во время боя раненые будут всегда), но машин не было, а в это время к захваченному зданию свозились стройматериалы для баррикады, а требования к Гуславскому о том, чтобы с помощью милиции остановить строительство баррикады, результата не дали.

    — Харьков, Одесса, Николаев, Херсон, Днепропетровск, Запорожье — эти города по замыслу России должны были полыхнуть вслед за Крымом, Донецком и Луганском?

    — Еще 5 апреля, когда проходила операция по задержанию основных руководителей так называемой армии Юго-Востока, мы задержали сотрудника Главного разведуправления Генштаба РФ офицера Банных, который пытался уйти на ту сторону, так вот, в процессе первоначального допроса (это была разработка центрального аппарата) он сразу начал рассказывать (это только в фильмах молчат — хотя силы к нему никто не применял), что он приехал для проверки готовности боевых групп. Более-менее готовыми оказались группы в Луганске и в Донецке — в отличие от Харькова, Днепропетровска, Херсона, Одессы.

    Банных выдал нам имена всех кураторов в Ростове и в Москве, так вот, по нашим данным (а у нас были еще и радиоперехваты, и сообщения разведки), планировались три этапа захвата: первый — юго-восток, второй — центр и третий — западные границы: Львов, Ивано-Франковск...

    — То есть и до Киева собирались дойти?

    — Конечно — ограничиваться юго-востоком никто не собирался.

    — Россиян, таким образом, интересовала вся Украина?

    — Однозначно.

    — То, что произошло на Донбассе, без участия России было бы возможно?

    — Нет.

    — Российские регулярные войска на Донбассе были, сейчас есть?

    — Они как зашли в 2014 году, так и не уходят, идет ротация... Не было бы там российских частей, этот «праздник жизни» закончился бы уже давно.

    — Когда в интернет-издании «ГОРДОН» вас спросили, почему из всех задержанных в зоне АТО российских военнослужащих в украинском суде оказались только Ерофеев и Александров, вы ответили: «Чтобы дядя Вова Путин не обиделся». А что, Украина до сих пор боится его обидеть?

    — Давайте по порядку. Банных мы задержали 5 апреля, утром 6 апреля этапировали его в Киев, но в сентябре его почему-то отдали России на обмен. Как же так — серьезнейший фигурант, владеющий информацией огромной важности? Вопрос? Вопрос! Еще: Рельке, который координировал весь юго-восток Украины по организации восстания...

    — ...а вы и его задержали?

    — 5 апреля, а на следующий день начальник областной милиции Гуславский лично вывел его за руку из изолятора временного содержания. В мае я имел честь возглавлять спецгруппу, созданную главой СБУ, задачей которой было доставить Рельке в Киев, и мы его доставили — с оккупированной территории, но в сентябре и его тоже обменяли... Его, основного координатора, владеющего такой информацией кадрового сотрудника российских спец­служб, при этом, кстати, еще и гражданина Германии, отдали!..

    «ПРИ ЯНУКОВИЧЕ РОССИЙСКОЙ АГЕНТУРЫ В УКРАИНЕ БЫЛО МЕНЬШЕ, ЧЕМ СЕЙЧАС» 

    — Как велико сегодня число предателей в Службе безопасности Украины, работающих на Российскую Федерацию?

    — (Задумался). Ну смотрите: офицеры управления, которые занимались разработкой по выявлению, документированию и задержанию лидеров «Армии Юго-Востока», а также российского разведчика Банных впоследствии были сняты с должностей и уволены из органов СБУ...

    — То, что вы рассказываете, — это ведь свидетельство прямого предательства интересов Украины...

    — Я отвечу с юмором, горьким юмором. Встречался я как-то с одним интересным человеком, и когда начал возмущаться: мол, что-то не то происходит в государст­ве, нужно уже определиться — мы воюем или не воюем, освобождаем территорию или не освобождаем (все эти переговоры — не то), он мне сказал: «Саша, успокойся, при Януковиче российской агентуры в Украине было меньше, чем сейчас».

    — А непосредственно в руководстве Украины пятая колонна Кремля сегодня многочисленна?

    — Чтобы говорить о пятой колонне, нужно посмотреть на решения, которые принимаются Верховной Радой и Кабинетом министров. В воюющей стране делать народ еще беднее, поднимая стоимость коммунальных услуг, — это говорит само за себя, при этом народ, которому жить не на что, отдает последнее, чтобы армия могла защищать территориальную целостность Украины.

    — Россияне очень хотели вас к себе на территорию затащить: сначала какие-то ваши соученики встречу вам предлагали, потом дошли и до вашего отца-инвалида...

    — ...да, у него была нога до бедра отрезана...

    — Его пытали, принуждали вызвать вас в Донецк, а когда он отказался, просто зверски убили... Я видел эту фотографию, на нее невозможно смотреть без ужаса... Скажите, почему вы не вывезли отца в Киев и как это убийство произошло?

    — Почему не вывез?.. В тот период никто не мог подумать, что все так далеко зайдет, к тому же ему, больному человеку, без ноги, перенесшему инфаркт, инсульт, физически трудно было бы выдержать переезд. В машине везти его было нельзя, аэропорт не работал, на железной дороге проблемы, а потом, когда дошло до боевых действий, вывезти его уже было невозможно.

    — Как его убили, вы знаете?

    — Я владею информацией, но не хотел бы это озвучивать. Могу сказать одно: Господь все видит, и те, кто это сделал, понесут наказание. Если не на небесах, то на земле — точно.

    — А вы в курсе, кто это сделал?

    — Конечно.

    — Вы им отомстите?

    — Я — нет. Господь отомстит.

    — В оккупированном Донбассе тех, кто любит Украину, сегодня много?

    — Поверьте: если бы завтра утром, к примеру, оказалось, что Путин вывел оттуда свои войска, этот «праздник жизни» закончился бы через неделю, максимум через месяц, потому что основная масса населения Донбасса не воспринимает ни боевых действий, ни «русского мира». В 2014 году, возможно, и была эйфория — Крым отошел легко, информационная атака была проведена Россией на высочайшем уровне. Они говорили: «Посмотрите, у нас все хорошо, приходите к нам — и будете жить прекрасно», обещали молочные реки и шоколадные берега — на этой информационной волне и была эйфория. Насколько я знаю от жителей Донецка и Луганска, продолжалась она по сентябрь-октябрь 2014 года. Тогда приверженцев России на Донбассе было большое количество — сегодня же, когда стало понятно, что происходит, ситуация резко изменилась. Если убрать российские войска, вся эта шваль, которая осталась...

    — ...уйдет с ними...

    — ...все стабилизируется. Долго находиться под гипнозом люди не могут — думаю, большинство народа на оккупированных территориях Донбасса уже ждет, когда Украина вернется.

    — Последний вопрос. Украина за Донбасс сражаться должна или же отпустить его с миром?

    — Как в любой семье... Вы готовы отдать своего ребенка в рабство? Я не готов. Это земля, это государство не нами создано. Исторически всегда воевали за землю, за территорию, за людей — не надо забывать, что на этой территории есть еще и люди! Как же можно их взять и отдать? — это все равно что отдать часть матери... Это и к Крыму, и к Донбассу относится, и если кто-то еще думает, что на что обменять, народ это сделать не позволит.

    — Тогда самый последний вопрос: Крым и Донбасс в состав Украины вернутся? Да или нет?

    — Вернутся — я в этом даже не сомневаюсь.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                          Записала Татьяна ОРЕЛ 









    © Дмитрий Гордон, 2004-2013
    Разработка и сопровождение - УРА Интернет




      bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100