Я люблю тебя, Жизнь,
      и надеюсь, что это взаимно!






Смотрите авторскую программу Дмитрия Гордона

7-13 августа


Tonis
  • Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО: 7 августа (I часть), 8 августа (II часть), 9 августа (III часть) в 19-00
  • Олег ПРОТАСОВ: 10 августа (I часть) и 11 августа (II часть) в 19-00
    Центральный канал
  • Витольд ФОКИН: 5 августа (V часть) в 16-30 и 6 августа (VI часть) в 16-45








  • 30 марта 2017

    Дважды экс-глава СБУ Валентин НАЛИВАЙЧЕНКО: «В планах Путина был блицкриг, и до 8 марта 2014 года войска Российской Федерации должны были оказаться в Киеве»




                                                                                                                                                                                                                                      
    «НАЛИЧНЫЕ ДЛЯ ФИНАНСИРОВАНИЯ ПРОВОКАЦИЙ ПРОТИВ АКТИВИСТОВ МАЙДАНА ПРИВОЗИЛИ ЛЮДИ АЗАРОВА»\ 

    — Валентин Александрович, прошу вас отвечать честно, прямо и конкретно — готовы?

    — Готов.

    — Дольше, чем вы, СБУ не руководил никто?


    Фото Сергея КРИЛАТОВАФото Сергея КРИЛАТОВА

    — Думаю, нет.

    — Будучи председателем Службы, вы сделали много важного: провели масштабную работу для признания Голодомора, собрали доказательства незаконной депортации в 1944-м крымских татар и других народов, открыли во Львове музей-мемориал «Тюрьма на Лонського», задержали знаменитого судью-колядника Зварыча, и именно вы начали открывать архивы СБУ и проводить декагэбизацию Украины. Скажите, вы еще не генерал армии?

    — Нет (смеется), да и не ради генеральских званий я это делал, к тому же действовал не один, а с людьми, которым искренне благодарен, — каждому, кто принимал участие в каждой из успешных операций.

    За все эти пять лет, за все удачи и не­удачи я отвечаю. Такой срок работы во главе СБУ — это огромные знания, которые нужны сейчас и мне, и нашему государству для того, чтобы понять, что было не так и кто настоящие враги Украины.

    — Вопрос в лоб: кто расстрелял Небесную сотню?

    — Снайперы, среди которых были и иностранные. Уверен, что и Сурков — на то время помощник президента Путина, и три группы генералов и офицеров ФСБ, которые заезжали сюда нелегально, когда мы с вами, как и тысячи активистов, были на Майдане, задействованы в том числе в расстрелах и в незаконном применении силы на Майдане.

    В первые месяцы после Майдана под моим руководством было полностью проведено расследование, были обнародованы и рассекречены места расстановки снайперских пар, имена участвовавших в произволе сотрудников «Альфы». Ни один альфовец не сбежал при мне за границу — все были допрошены, всех беркутовцев еще в течение марта-апреля 2014-го мы разыскали, задержали, арестовали и доставили в суд, чтобы через их показания выйти на тех, кто отдавал незаконные приказы. Замечу: портреты представителей оппозиции, общественных организаций, активистов раздавались, в частности, снайперам...

    — Я видел, как на одном из российских каналов Азаров и Клюев рассказывали о том, что Небесную сотню расстреливали грузинские вроде бы снайперы, которых завезли сюда Пашинский и Парубий, — это было или нет?

    — Единственное оружие против лжи и лжецов — это слово правды, поэтому и расследование ведется прозрачно. Со дня на день я, как и все граждане Украины, жду того, что это дело, наконец, передадут в суд, где нужно обнародовать доказательства, в том числе и те, которые я озвучил, и те, которые еще не озвучены. При этом надо сказать, что организовывал провокации против активистов Майдана главк СБУ, а наличные для финансирования этих провокаций привозили люди Азарова. При Азарове находился постоянно офицер внешней разведки России? Находился...

    — Давайте фамилию его назовем...

    — Пусть назовут на суде, чтобы он не убежал и опять не говорили, что такого офицера разведки соседней страны не было.

    — Ну, он много лет возле Азарова — мы знаем, о ком говорим...

    — Безусловно, но пусть это на суде прозвучит. Я как свидетель не откажусь ни от одной своей подписи за то время, когда это преступление расследовал.

    «КТО ВЫПУСТИЛ ЯНУКОВИЧА, АЗАРОВА, ЗАХАРЧЕНКО, ЯКИМЕНКО И ПШОНКУ? ПОГРАНИЧНИКИ, СОТРУДНИКИ СБУ И МВД, КОТОРЫМИ РУКОВОДИЛИ ИМИ ЖЕ ПОСТАВЛЕННЫЕ ЛЮДИ» 

    — После расстрела Небесной сотни три года прошло, и я ни минуты не сомневаюсь в том, что если бы это произошло, не дай бог, где-то в Европе или в Соединенных Штатах, месяц-два — и все виновные были бы выявлены и наказаны. Почему у нас до сих пор не наказан никто?

    — Полностью с вами согласен. Суд должен был состояться в конце 2014 года — я в этом не просто убежден, а заявляю это от имени всех тех новых сотрудников СБУ, которые с первых месяцев расследовали преступления, совершенные предыдущим руководством Украины, прежним руководящим составом СБУ. Совершены они бы­ли против нашего государства при участии ФСБ России, связаны с незаконными поставками оружия и многим-многим другим, а в результате составили общую картину профессиональных преступлений про­­тив человечества, совершенных во время революции.

    — Весь мир видел, как бежали Янукович, Азаров, Захарченко, Якименко, Пшонка, — почему им дали уйти, почему не задержали?

    — Когда они бежали? 22-23 февраля, а кто были те силовики, которые их выпускали? Пограничники, сотрудники спецслужб и Министерства внутренних дел, которыми руководили ими же поставленные люди. 24 февраля парламент назначил меня руководителем СБУ, и я помню пустое здание Службы, ночь, пожарище во дворе и сгоревшие материалы прослушивания и незаконной слежки за Наливайченко, Ярошем, Сюмар, другими представителями оппозиции...

    — И никого нет...

    — Никого, Дмитрий, и все сожжено. Более того, некоторые региональные управления уже под руководством генералов ФСБ находились — например, крымское, севастопольское... Вот что, на самом деле, оставил нам Янукович и его приспешники, и в этом глубина разрушения и, собственно, трагедии Украины.

    — Лично у меня, если мы говорим о том, как бежали Янукович и его подельники, есть глубокое подозрение, что от новой украинской власти они откупались. Вам, кстати, кто-то пытался передать деньги за то, чтобы их отпустили, чтобы вы закрыли глаза на то, как они убегают?

    — Ни разу — ни за это, ни за другое: никаких денег не предлагали.

    — Но вы допускаете, что кому-то они, возможно, что-то и дали, чтобы их выпустили?

    — Отвечу как человек, дважды руководивший спецслужбой. Мои мысли основаны на фактах, и, если бы факты были, поверьте, я ни на секунду не усомнился бы в том, чтобы передать их в прокуратуру, а затем в суд. Нам известно, что Якименко и Захарченко, бывший министр внутренних дел, передавали деньги в Донецк и в Луганск, подстрекая местных милиционеров, сепаратистские организации к восстанию фактически против новой украинской власти, — это задокументировано, были задержания, аресты, и теперь это также должно быть в суде.

    «ПРАВДА ЛИ, ЧТО ПЯТИЗВЕЗДОЧНЫЙ КИЕВСКИЙ ОТЕЛЬ «ХАЯТТ» КУПИЛ ЭКС-ГЕНПРОКУРОР МАХНИЦКИЙ? КУПИЛ, НО НЕ ОН» 

    — После Майдана генеральным прокурором Украины назначили свободовца Олега Махницкого. Правда ли, что, побыв немного при власти, он купил пятизвездочный киевский отель «Хаятт»?

    — Купил, но не он.

    — А кто, вы знаете?

    — Знаю и думаю, что если собственники позже не сменились, то и иностранный менеджмент, и имя одного из бывших народных депутатов Украины также должны быть озвучены, но — это важно, Дмитрий! — в рамках уголовного расследования. Если бы НАБУ за это взялось, это было бы справедливо, а тогда уже следует передавать материалы в суд.

    — То есть Махницкий здесь ни при чем?

    — Была ли связь с Махницким, пусть устанавливает следствие.

    — Правда ли, что в начале российской агрессии в Крыму вы вытащили оттуда Блаженнейшего Любомира Гузара?

    — Агрессия и оккупация Крыма начались с 20 февраля, а мы, к сожалению, смогли действовать только с 24-25, как только хотя бы в киевском, центральном, офисе стали появляться новые люди. С первого дня я отдал два приказа и сегодня их рассекречу. Первый — в Крым, непосредственно по оперативной связи: начать противодействие (и никаких двойных стандартов) против спецслужб России и ни в коем случае не принимать участия в мятеже, который был организован в том числе крымским парламентом и крымским правительством. Это указание номер один.

    Указание номер два: формирование спецгрупп из новых офицеров СБУ, представителей с Майдана, которых мы срочно, в течение первых дней и ночей, собирали в центральном офисе и отправляли в Крым. Задача была — спасать крымских активистов, деятелей государства и церкви от арестов ФСБ.

    Блаженнейший Любомир Гузар тоже в это время там был... К счастью, в результате спецоперации удалось спасти жизнь и этому выдающемуся украинцу.

    — Правда ли, что задержанного в Херсоне полковника ГРУ России вы обменяли на автомайдановцев, среди которых был и сын Анатолия Гриценко?

    — Да, действительно, полковник ГРУ — чрезвычайно опасный офицер, который действовал вместе с группой, был арестован под моим руководством в начале марта, и я подтверждаю, что мы отдали его ради спасения жизней автомайдановцев (среди которых был и Алексей Гриценко), ради того, чтобы освободить их из плена, а фактически — из тюрьмы ФСБ, организованной на территории Крыма. Таких операций было несколько, просто об этой уже можно рассказать.

    — Многие специалисты-силовики уверяли меня, что Крым отдали либо умышленно, либо просто бездарно. Евгений Кириллович Марчук, в частности, говорил, что надо было отловить этих «зеленых человечков», взять в плен или ликвидировать и показать всему миру: смотрите, вот террористы на территории суверенного государства. Почему же Украина за Крым не сражалась?

    — Вспоминая работу, за которую я отвечал, скажу, что Крым отдали тогда, когда туда вернули ФСБ России, которую еще в 2009 году мы оттуда выгнали. Второй раз отдали Крым в 2010-м Партия регионов и Янукович, когда приняли Харьковские соглашения, то есть Крым начали отдавать — де-факто и де-юре — с 2010 года. 24 тысячи российских военных, вышедших на улицы Автономной Республики Крым начиная с 20-22 февраля, — это и были те оккупационные войска, которые осуществили аннексию, поэтому противодействовать им (Евгений Кириллович Марчук абсолютно прав) можно и нужно было силами украинской армии. Была ли она? Увы — Янукович и все его силовики не оставили нам ни армии, ни боеспособных оборонных структур.

    — Шансов, таким образом, не было?

    — Шансы были бы только в том случае, если бы было военное соединение, способное к передвижению вместе с оружием и с горючим. Таких людей, насколько мне известно, в тот момент не собрали.

    «ДОНБАСС БУДЕТ ВОЗВРАЩЕН В СОСТАВ УКРАИНЫ» 

    — Предателей в Крыму и на Донбассе среди госслужащих и представителей силовых структур было много?

    — Да, и самое опасное, Дмитрий, что были они и в местном руководстве, и в руководстве СБУ в регионах, назначенном Януковичем, и не просто предатели — они фактически стали орудием оккупации. Не только сами на сторону противника переходили, но и запугивали подчиненных, давали им указания. Представьте, если у человека, к примеру, семья живет в Симферополе, а его руководитель — уже генерал ФСБ, который рассказывает ему о счастливом будущем в составе России и что выбора у него нет, потому что в Киеве — хунта, а Наливайченко дает противоположные указания, но ему отключают всю связь и не дают работать.

    О структуре СБУ, которая осталась после Януковича в Крыму, могу сказать: лишь 30 процентов людей из личного состава (не из руководства) остались верны присяге.

    — Правда ли, что в планах Путина был блицкриг и до 8 марта 2014-го войска Российской Федерации должны были оказаться в Киеве?

    — Правда... Я помню эти бессонные ночи в начале марта, когда я и новые руководители СБУ, назначенные или парламентом, или Турчиновым, сделали для себя честный вывод: СБУ нужно закрывать и переводить в состояние воинской части в соответствии с законом (во время военного положения именно так должна действовать СБУ), раздавать оружие и идти уже в виде воинской части на фронт. Почему? У меня была не просто информация... Со стороны Чернигова заходили российские боевые вертолеты, неоднократно нарушали границу и, показательно разворачиваясь, уходили на территорию России. Разведка каждую ночь — не ежедневно, а еженощно — информировала нас о готовности российского военного десанта, о транспортных самолетах в Таганроге, Ростове-на-Дону, Белгороде, которые грузятся с боевыми приказами высадки в Киеве.

    Проще говоря, «не мех надо было спасать из огня, а дом от огня», и дом этот — Киев. Мы собирали людей небольшими отрядами, и на 10 марта нам удалось собрать 40 новых «альфовцев», и был уже у них новый командир. Сколько на месте расположения киевской «Альфы» нашли оружия? Два гранатомета, и у каждого, слава богу, был хотя бы автомат и пистолет — личный, табельный: вот с этим и выдвинулись в Жуляны, Борисполь, Узин и другие аэропорты (не буду их называть для врага), чтобы перекрыть взлетно-посадочные полосы или взорвать их в случае захода российского военного десанта на Киев. Об этом знало и руководство государства.

    — Что, на ваш взгляд, будет с Донбассом?

    — Только одно — он будет нами возвращен в состав Украины.

    — Будет?

    — Да, но при одном важном условии... Нужно четко понимать, как происходила оккупация Донбасса, поэтому главное для Украины и теперь уже для военно-политического руководства государства — понимать, как отвоевать людей назад...

    — ...вот это самое трудное...

    — ...чтобы не было поддержки, пусть даже и 20-процентной, у этих сепаратистов и у российских войск, ведь это они же призывали сюда Россию, состояли в сепаратистских организациях, вставали живым щитом между нами и российским спецназом. Вот говорят: «Не воевали там» — это неправда. Первые отряды удавалось собирать, воевали и гибли первыми офицеры службы безопасности — новые, а почему погибали? Потому что из местных жителей, из женщин и детей, выставляли под Славянском живой щит, а из-за спины так называемый...

    — ...«русский мир»...

    — ...под руководством Гиркина и других расстреливал наших офицеров из АК-100, которого тогда в Украине еще никто не видел (это современное вооружение). Вот вам гибридная война — так и начинался захват Донбасса.

    «ЗАМЕСТИТЕЛИ ГЕНЕРАЛЬНОГО ПРОКУРОРА КРЫШЕВАЛИ НЕФТЕБАЗЫ, ВЫВОДИЛИ В ОФШОРНЫЕ КОМПАНИИ ДЕНЬГИ, УКРАДЕННЫЕ У НАШИХ ЛЮДЕЙ, У НАШЕЙ ОБОРОНЫ» 

    — Крым, на ваш взгляд, в Украину вернется?

    — Крым, я убежден, — это неотъемлемая часть Украины, и я согласен с господином Швецом (экс-разведчиком КГБ СССР. — Д. Г.), который заявил вам, что наша твердость в вопросах территориальной целостности, наше стремление и, главное, результативная работа международной коалиции в поддержку Украины и жестких санкций против Крыма и против России — это правильный путь и залог того, что и Автономная Республика Крым снова будет в составе нашего государства. Я бы, кстати, не отвергал, а, наоборот, поддерживал серьезное стремление крымско-татарского народа к тому, чтобы вернуть свою родину и свою землю.

    — За время вашего руководства СБУ у вас когда-нибудь был куратор?

    — Нет, это было невозможно — именно поэтому я с таким возмущением воспринимаю информацию о том, что есть какие-то «смотрящие», якобы в СБУ Кононенко что-то решает, или Грановский, или какие-то другие люди из «БПП».

    — Вы первый, кто добровольно ушли из послемайданной власти, — почему это сделали?

    — Ушел я из-за того, что восстановилась политическая коррупция, и, что еще страшнее, в руководстве (на то время) Генеральной прокуратуры Украины. В чем это заключалось? Все мои новые контрраз­ведчики на передовую пошли, антитеррористические подразделения через полигоны — на передовую. Выездную коллегию я проводил прямо в Краматорске, на «Сармате», для того чтобы все руководство СБУ не кабинетным было, а там, в военных палатках, работало, и чтобы наши воины видели: мы с ними, на передовой, но в то же время заместители генерального прокурора крышевали нефтебазы, выводили в офшорные компании деньги, украденные у наших людей, у нашей обороны...

    Что я должен был сделать — сделал, все это задокументировал. К сожалению, это не моя подследственность — принес и отдал генеральному прокурору, а чтобы он вдруг «не потерял», доложил президенту — с подписью, с фамилиями, с названиями офшорных компаний, пригласив в том числе группу ФБР для того, чтобы (мы же юрисдикции за рубежом не имеем) вернуть украденное. Ну а после того, как меня остановили, какой смысл был оставаться во власти?

    — В чем причина вашего конфликта с президентом?

    — У меня нет конфликта с президентом — есть конфликт с коррумпированной верхушкой, которая или притерлась к президенту, или прикрывается президентом, или использует все возможности во власти, в том числе и в правительстве, для того чтобы воровать у государства.

    — Вам лично взятки когда-нибудь предлагали?

    — Нет.

    — Почему?

    — (Смеется). Это, знаете, как в той пословице... «Почему у вас картошка не растет?». — Потому что не сажали». — «А почему не сажали?». — «Потому что не растет». А зачем предлагать, если не берет? А если не берет, то зачем предлагать? Я даже такого разговора не представляю, как, думаю, и все, кто меня знают. Прийти к Наливайченко и... что предложить?

    — Декларации руководства СБУ засекречены — это правильно?

    — (Возмущенно). Дмитрий, это полный бред и, более того, — незаконно. Конкретный пример: перед вами сидит человек, который с 2007 года ежегодно публиковал свою собственную декларацию на веб-сайте СБУ (это легко проверить) и призывал других это делать — еще до Закона об электронном декларировании. Ну что мешало мне работать или руководить?

    — Недвижимости много за это время нажили?

    — К сожалению, немного.

    — Значит, плохо работали...

    — Это вопрос оценки людей, но хочу сказать о другом: декларации, особенно руководящего состава СБУ, который назначается либо парламентом, либо указами президента, — это такая же публичная информация, как и о любом другом госслужащем.

    «В БЛОКНОТЕ РУКОВОДИТЕЛЯ ЛИЧНОЙ ОХРАНЫ ЯНУКОВИЧА БЫЛИ ЗАПИСИ НЕ ТОЛЬКО О ДЕНЬГАХ, НО И О ТОМ, КТО, КАК И КОГДА ПОСЕЩАЛ ЯНУКОВИЧА — ДАЖЕ В БАГАЖНИКЕ» 

    — Насиров сидеть будет?

    — Он уже, слава богу, задержан, но самое главное, чтобы суд был публичным, и по делу о разворовывании народных налогов должны пойти и другие фигуранты, которых он назовет. Обязательно должен назвать: кому шло до 30 процентов откатов по возврату НДС, что это за политическая партия, которая за счет этих откатов фи­нан­сировалась.

    — Это правда, что посадить Насирова требуют американцы?

    — Правда то, что они серьезно заинтересовались расследованием этого дела, — это я могу подтвердить.

    — Кто следующим пойдет за Насировым?

    — Называю: Кононенко, Грановский, Гонтарева и так далее.

    — Даже так?

    — Убежден, потому что коррупция именно этих людей документировалась нами еще в июне 2015 года. Она, увы, никуда не делась — и сейчас, Дмитрий, в это время, пока мы с вами общаемся, Кононенко и вправду думает, что испанские прокуроры не знают, где находится его недвижимость и на какие деньги она приобретена? Другие страны называть не буду — прокуроры там сами у него спросят.

    — Бывший замглавы СБУ Трепак обнародовал черную кассу Партии регионов, но некоторые ваши коллеги говорили мне, что это далеко не все, что есть еще одна часть этой черной кассы, — это действительно так?

    — Давайте и я вам скажу: есть вторая часть — та, которая касается наиболее опасных преступлений во время Революции достоинства. Из кассы Партии регионов финансировалась разработка так называемого плана «Бумеранг» и других. Мы с вами уже касались вопроса провокаций и незаконных действий против активистов Майдана — и для этого также деньги выдавались.

    — У кого эти документы сейчас?

    — Эти документы должны обнародовать те, кто взял первую половину. Я ответственно заявляю, что после Революции достоинства во время всех следственных действий, которые проводились и нами, и Министерством внутренних дел (новым, под руководством Авакова), у нас этих документов не было. Те, кто отдал только первую половину, должны быть допрошены, и вторая часть должна быть ими предъявлена.

    — Правда ли, что существует личный блокнот Януковича, куда он записывал суммы, которые давал почти всем украинским политикам?

    — Ну, сам он неграмотный был, поэтому писал ему Кобзарь — руководитель его личной охраны, и такой блокнот был. Там были записи не только о деньгах, но и о том, кто, как и когда посещал Януковича — то ли в багажнике, то ли...

    — А что, и в багажнике посещали?!

    — Конечно! Прятались же! Чтобы никто не увидел.

    «ЯНУКОВИЧ И АЗАРОВ — АГЕНТЫ КГБ СССР: ЭТО НАДО ПРИЗНАТЬ БЕЗУСЛОВНО» 

    — Янукович и Азаров — агенты КГБ СССР?

    — Это надо признать безусловно.

    — Вы в этом уверены?

    — Уверен или нет — должны быть документы, и находятся они в Российской Федерации.

    — Много ли сейчас в украинской власти российской агентуры?

    — Сейчас, надеюсь, уже не так много. По одной причине: появилось больше молодых людей, которые не могли и, слава богу, не были завербованы иностранными спецслужбами, в том числе Советского Союза или Российской Федерации.

    — Вы-то хоть не агент Кремля?

    — (Смеется). Пусть Следственный комитет России сильно не радуется! Они ведут против меня серьезные, как они считают, уголовные дела, но мы на стороне правды и собственной страны, поэтому пусть играют в эти слухи и дальше.

    — Вы хорошо знаете Надежду Савченко, о которой сейчас говорят, что она может быть агентом Москвы. Как вы считаете, это возможно?

    — Я хорошо знаю ее сестру, Веру Савченко, — она ко мне приходила. Я смотрел в ее глаза — как сейчас смотрю в ваши, Дмитрий, и у меня не было сомнений в том, что Надежду надо освободить. Я убедил наших отважных офицеров, которые тогда задержали и вынесли с поля боя двух российских гэ­эру­шников Александрова и Еро­фе­ева — боевого офицера и сержанта, а не каких-то там переодетых сепаратистов... У меня не было сомнений в том, что их можно и нужно отдать России, чтобы вернуть из плена гражданку Украины, незаконно похищенную на территории нашего государства. Так и сделали, и на этом мое знакомство с Надеждой Савченко... так и не началось.

    — Есть ли у нас олигархи — не агенты России?

    — Нет, поскольку самый большой бизнес у них всегда был связан с Россией, но и президент — олигарх, который сейчас при власти... Его контакты со всеми российскими послами, включая Зурабова, бывшего послом уже во время российской оккупации, ни для кого не секрет, а уж делать вывод, агентурные это отношения или нет, я не могу.

    — С другой стороны, я много лет дружил с Виктором Степановичем Черномырдиным, но это не означает, что я агент...

    — Во-первых, вы — не олигарх, а во-вторых, вы не во власти.

    — Чем закончится дело Фирташа?

    — Думаю, закончится оно не скоро, но если уж американская юстиция за кого-то берется, тут уже не до шуток. Именно это дело должно заставить опомниться тех, кто сейчас нашу страну разворовывает. Те, кто при власти в Администрации президента, в Кабмине, должны понять: когда Департамент юстиции США расследует, например, отмывание денег, это означает, что американские подельники нынешних наших руководителей уже дают показания. Так было с Panama Papers, помните? Сайт «ГОРДОН», кстати, писал о том, что все организаторы Panama Papers уже арестованы, — все! Дальше другие страны уже берут информацию, ищут похищенные у них деньги, чтобы их вернуть. Не ищет только Украина — и то не потому, что мы не хотим, а потому, что президент эти бумаги не подписал.

    «ЧТО КАК КОЛЛЕГА О ПУТИНЕ ДУМАЮ? ТАМБОВСКИЙ ВОЛК ЕМУ КОЛЛЕГА» 

    — Ваши коллеги рассказывали мне, что Служба безопасности Украины в свое время собрала 30 томов личного дела Севы Могилевича...

    — ...это была оперативная информация, подтверждаю...

    — ...но потом якобы эти 30 томов уничтожили...

    — Правда, что собирали, и не один раз — говорю открыто. В 2005 году, к сожалению, оперативные материалы были уничтожены, о чем я узнал в конце 2006-го.

    — Кто был председателем Службы безопасности в 2005 году?

    — После «оранжевой революции» — Александр Турчинов, потом — Игорь Дрижчаный, у которого я был тогда заместителем. Могу сказать, что уже в наши времена этого досье не было, но это не все.

    — Когда же его уничтожили — при Турчинове?

    — Получается, что так, но мы не молчали. Когда, например, в 2006-м узнали, что оперативные материалы (так называемое досье) уничтожены, сделали две вещи, за которые я, кстати, отвечал. Первое — открыли и дали полный допуск украинским прокурорам для расследования, кто и на каком основании дал указание уничтожать, было ли за это вознаграждение, с какого перепуга вдруг уничтожается такая серьезная разработка, но было и второе. Пригласили группу ФБР (эти два специалиста до сих пор работают там на руководящих должностях), с которыми начали восстанавливать оперативную информацию. Это сегодня не проблема — в современном мире все технические средства есть, к тому же огромные деньги оставляют огромные следы...

    — С Путиным когда-нибудь вы общались? Лично?

    — Нет.

    — А что как коллега о нем думаете?

    — (Смеется). Как говорится, тамбовский волк ему коллега, но что касается вообще системы власти, построенной на представителях ФСБ, мне было очень интересно услышать точку зрения Андрея Илларионова, с которым мы общались в компании Михеила Саакашвили. Илларионов, я считаю, наиболее глубоко понимает, как построена система Путина. Могу сказать, что это ошибочный путь, и когда я вижу в Украине попытки применить украинскую спецслужбу для политических преследований, для подсматривания, подслушивания, когда президенту носят аудиофайлы или распечатки телефонных разговоров то Олега Ляшко, то другого политика, недоумеваю: «Ребята, зачем это? Зачем вам российская модель власти?». Мы же за свой путь стали...

    — Говорят, у вас какие-то особые отношения с Дмитрием Ярошем — это так?

    — Дмитрия Яроша знаю давно, уважаю. Во времена Януковича, когда было действительно трудно, старался ему помочь — он стал моим помощником как народного депутата. И не только он — были и другие патриоты. Для чего? Чтобы ребят лишний раз в СБУ или в МВД не таскали.

    — Что вас объединяет с Тимошенко?

    — Мы — политические партнеры. У каждого свое политическое движение, политический проект, но сотрудничество, как и с другими возможными партнерами, нам интересно.

    «БЫВШЕМУ ГЛАВЕ СБУ ЯКИМЕНКО Я СОВЕТУЮ МЕНЬШЕ ПИТЬ РУССКОЙ ВОДКИ, ВОЗВРАЩАТЬСЯ В УКРАИНУ И ИДТИ В УКРАИНСКИЙ СУД» 

    — Юлия Тимошенко может стать президентом Украины?

    — Может, и она неоднократно пыталась.

    — Это был бы хороший президент?

    — Знаете, это уже вопрос к избирателям. Тем-то мы и должны отличаться от другого государства, которое выстраивает диктатуру и организовывает избирательный процесс по принципу: кого скажем — того и назначат.

    — Украинское политическое будущее у Михеила Саакашвили есть?

    — Есть, и он это доказывает.

    — Он мощная, на ваш взгляд, фигура?

    — Насколько все эти годы я его знаю, мощность его в том, что он не только сам способен на поступок, но и поступок другого способен поддержать. В 2009 году, когда было расследовано отравление президента Украины Ющенко, фигурантами дела были в том числе и бывшие граждане Грузии. Саакашвили, будучи президентом Грузии, не колеблясь ни секунды, дал тогда нам и доказательную базу, и возможность расследовать (я тогда прилетал в Тбилиси), что значительно помогло делу. Почему Ющенко не решился передать дело в суд — это уже второй вопрос.

    — Кстати, вы поддерживаете какие-то отношения с бывшим президентом Ющенко, при котором были главой СБУ?

    — Не регулярно, но поддерживаю. Скажу честно: как уважал его, так и уважаю.

    — Сколькими языками вы владеете?

    — Финским, английским и русским...

    — Хм, а почему финским?

    — Потому что сейчас читаю воспоминания Урхо Калева Кекконена (президента Финляндии с 1956-го по 1981 год. — Д. Г.). Знаете, как его называют финны? Укоко. Не в курсе, почему, но финский язык мне ин­тересен — может, в прошлой жизни я был финном? (Улыбается).

    — Может, вас просто к нелегальной работе в Финляндии готовили?

    — Все с точностью до наоборот: внешность, способность к языкам, детектор лжи — и только после этого в Институте разведки имени Андропова (учебу в котором я рассекретил в своем Фейсбуке, выдал всю правдивую информацию), пожалуй, и отобрали. Более того, я был, кажется, последним украинцем, который, собственно, все эти тесты прошел.

    — Сколько у вас паспортов?

    — (Удивленно). Один. А, нет, неправда, — два: внутренний украинский и заграничный украинский.

    — И все, больше паспорта никакой другой страны нет?

    — Нет.

    — Почему же от других политиков отстаете?

    — Я — гражданин Украины, и как бывший руководитель консульской службы заверяю: нам вторые паспорта не нужны. Я искренне верю, что мы действительно должны ездить в европейские страны без виз, — я сам был руководителем делегации Украины, которая еще в 2005 году договорилась и о реадмиссии, и об упрощении визового режима. В 2001 году в США (вот такой я «агент ЦРУ») договорились с Госдепом о первой пятилетней визе...

    — Кстати, про «агента ЦРУ»... Бывший руководитель Службы безопасности Украины, гражданин Российской Федерации Якименко заявил, что вы напрямую связаны со спецслужбами Соединенных Штатов и были завербованы ЦРУ во время работы дипломатом. Вы — агент ЦРУ? Давайте уже точки над «i» расставим...

    — Автору этого слуха я советую меньше пить русской водки, возвращаться в Ук­раину и идти в украинский суд. Это серьезная штука — он фигурант уголовного дела. Пусть ответит (обращаюсь к нему напрямую) за деньги и за оружие, которые передавали сепаратистам в Херсонскую область и в Крым, а мы останавливали и предупреждали теракты.

    Что касается «агент — не агент»... Я дважды руководил СБУ, и наши офицеры, люди, которых я уважаю, выходили на такой уровень результатов, что к нам, почитая за честь, приезжали руководители ЦРУ, Моссада, Ми-5 и Ми-6, лорды... Я гордился результатами нашей работы. Для Украины, для нашей нацбезопасности это огромный стимул.

    «БЕЛЫЙ ДОМ ЧЕТКО ЗАЯВИЛ: «КРЫМ — ЭТО УКРАИНА» 

    — Вы с членами семьи Трампа общаетесь — с кем именно?

    — Если позволите, я бы пока на этот вопрос не отвечал.

    — Вы встречались с госсекретарем Соединенных Штатов Тиллерсоном — что это за человек?

    — Глубокий, стратег, он действительно мыслит категорией «10-50 лет». Второй же политик, поразивший меня, — это бывший президент Израиля Шимон Перес, к сожалению, уже покойный. Ни от кого я такого впечатления не получил — когда с человеком говоришь, а он пронизывает мыслями, пониманием ситуации и светлостью ума, у него не ампутированный ум, как у Познера (извините, если вы с ним знакомы), и даже после 80 он мыслил категориями Вселенной и в разговоре с простым заместителем министра иностранных дел Украины говорил о вечности.

    Второй раз мы встречались, когда я был главой СБУ. Я ему сказал: «Смотрите, мы, наконец, рассекретили все провокации НКВД, которые приписывали украинскому освободительному движению, а именно преступления против евреев. Я сказал, что евреи участвовали в освободительном движении, а в НКВД подделывали на машинках антиеврейские материалы от имени украинских повстанцев». Перес читал и говорил: «Валентин, а почему же до сегодняшнего времени это было неизвестно? А можно взять?». Я в ответ: «Не просто можно... Для меня самого это было открытие». Вот с такими людьми сводила жизнь.

    — Трамп будет поддерживать Украину?

    — Поддерживает уже, и вся эта ложь о том, что у него будут сомнения, поддерживать Украину или нет... Белый дом четко заявил: «Крым — это Украина. Аннексия. Верните!».

    — Вы же снова недавно были в Соединенных Штатах?

    — В январе, а до этого — в декабре прошлого года, с переходной Администрацией работал. Доказательства российской агрессии предоставлял.

    — По моим данным, именно вас и Виталия Кличко американцы рассматривают как возможных преемников Порошенко на посту президента Украины. Вы об этом знаете? Опять-таки, по моим данным, они рассматривали еще и Вакарчука, даже провели его через обучение в Йельском университете, но Вакарчук уже отпал...

    — Думаю, в США все понимают: кого выберут украинцы, тот президентом и станет. Наши международные партнеры заинтересованы в том, чтобы в Украине были честные и открытые выборы и была бы исключена ситуация, когда можно договориться с олигархами, например, в Вене, и вдруг после этого быть избранным. Это и меня не интересует, и, думаю, международных партнеров такая ситуация никогда больше не устроит.

    — Так вы когда-нибудь станете президентом?

    — Если выберут люди.

    — А если вдруг выберут, какие будут ваши первые шаги?

    — Главное, на мой взгляд, не воровать, не лгать и преодолеть коррупцию — и на этом объединить страну. Если стремишься к этому, должен сам, как аскет, жить. Без этого не возможно ничего — ни изменить государство, ни объединить: в этом я убежден.

    — Украина как государство выживет? Справится с этой агрессией, с коррупцией, со всем, что уже три года нам жить не дает?

    — Да.

    — Это будет трудно?

    — Нам с вами — нет, мы — сильные люди. Я не из тех украинцев, которые жалуются: «Нам так трудно, мы ничего не сможем»... Да все мы сможем, просто сильнее стать можно, когда ты честен и не воруешь.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                       Записала Татьяна ОРЕЛ 









    © Дмитрий Гордон, 2004-2013
    Разработка и сопровождение - УРА Интернет




      bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100