Я люблю тебя, Жизнь,
      и надеюсь, что это взаимно!












Дмитрий ГОРДОН
Души отдушина


400 грн.Купить
Год : 2014




В 41-ю книгу Дмитрия Гордона вошли 12 интервью, которые были записаны в 2011-2012 годах.

ГЛАВЫ КНИГИ:

1. Леонид БРОНЕВОЙ: "Мне много лет, и от того, что прожитой жизнью называется, два чувства остались – чувство страха и чувство голода: вечный голод и вечный страх!".

2. Анна ГЕРМАН: "Порой кажется: сейчас я такая смиренная, как надо, и ничего мне от мира не нужно, но такие минуты редки, поэтому к выводу прихожу, что еще мало страдала".

3. Илья ГЛАЗУНОВ: "В Ленинграде начался голод, и, помню, соседский мальчик обмолвился: "Мой папка вчера пришел и сказал: "Скоро лошадиное говно, как пирожное, жрать будем – смерть идет!". Все родные, жившие с нами в одной квартире, умерли на моих глазах: мама, папа, бабушка, дядя и тетя... Так и лежали они в комнатах – хоронить было некому...".

4. Иосиф КОБЗОН: "Кобзон, – написал мне Шамиль Басаев, – пока мы кровь проливали, ты с красными чеченцами водку в своей Москве пил – пора ответить пришла", а потом еще и записку прислал: "Если ты не трус, жду тебя завтра утром в Грозном". Короче, поехал я в Грозный...".

5. Виктор КОРЧНОЙ: "Через двенадцать лет после матча с Карповым в Багио Михаил Таль мне сказал: "Мы очень боялись, что, если вы выиграете, вас могут уничтожить физически".

6. Леонид КРАВЧУК: "Мой пистолет до сих пор в тумбочке возле кровати лежит – так спокойнее. Он заряжен, и если необходимость возникнет, воспользуюсь им непременно, и не дрогнет рука: пока она в состоянии держать пистолет, он будет стрелять".

7. Наталья КУСТИНСКАЯ: "Сергей Михалков пришел днем в мой номер и лег на кровать. Я поинтересовалась: "Сергей Владимирович, вы что, считаете, что лучше моего мужа?". Он: "Нет, не считаю". – "Тогда почему здесь лежите?". Он тут же встал, дошел до двери и сказал: "Если захочешь иметь любовника, позвони".

8. Рой МЕДВЕДЕВ: "Сталина отравить невозможно было, да и некому – он умер своей смертью от инсульта, причем не первого. Интрига лишь в том состояла, что парализованному вождю в течение суток помощи не оказывали. Почему? Так надо было – эти сутки ушли на борьбу за власть".

9. Эдуард ХИЛЬ: "Войдя в спальню, я обалдел: одна пуля пробила стекло, вторая в раме застряла – всего около десяти выстрелов было, и та же дамочка, кстати, хотела облить жену кислотой...".

10. Сергей ХРУЩЕВ: "Конченый я человек, – сказал Сталин отцу. – Никому не верю. Даже себе...".

11. Юрий ШУХЕВИЧ: "Если бы мой отец встал из гроба, этих депутатов, как мародеров, перестрелял бы".

12. Виктор ЮЩЕНКО: "После отравления не было у меня ночи, когда восемьдесят или девяносто пятен крови на простыне не осталось бы. Не представляю, что думали обо мне в прачечной, но было стыдно и унизительно – не многие, мне кажется, могли бы через такое пройти".














 

© Дмитрий Гордон, 2004-2013
Разработка и сопровождение - УРА Интернет




  bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100